скрыть меню
Темы: Онкология

«Европеизация» риска развития рака молочной железы

P. Porter, доктор медицины, профессор Центра исследования рака им. Фреда Хатчинсона Университета Вашингтона (Fred Hutchinson Cancer Research Center; University of Washington), Сиэтл, США

Согласно последним исследованиям, в экономически слабо- и среднеразвитых странах повышается частота случаев рака молочной железы (РМЖ). Несмотря на то что РМЖ наиболее распространен в экономически развитых странах, согласно данным Международного агентства по изучению рака (2002), риск возникновения заболевания и частота связанных с ним летальных исходов значительно повышаются во всем мире (рисунок). Примерно 45% (более 1 млн) новых случаев заболевания и более 55% смертей, вызванных РМЖ, ежегодно регистрируют в странах с низким и средним экономическим развитием [1]. 
Скрининговые данные свидетельствуют, что с 1973 г. частота РМЖ повысилась фактически во всех регионах. Хотя у женщин Южной Азии все еще наблюдается самый низкий уровень заболеваемости РМЖ по отношению к другим странам – 21 случай на 100 000 человек – (в США и в Западной Европе соответственно 101 и 85 случаев на 100 000 человек), в ряде восточных стран отмечается повышение частоты этой патологии. Так, в Японии, Сингапуре и Корее за последние 40 лет распространенность этого заболевания почти утроилась. При этом среди городских жителей Китая за последний год официально зарегистрировано повышение заболеваемости РМЖ на 20-30%. Сходные тенденции с Китаем по увеличению заболеваемости в городских регионах имеет и Индия. 
На африканском континенте объективно оценить рост заболевания РМЖ сложно из-за отсутствия общего учета и точных популяционных данных. Однако достоверно установлено, что величина РМЖ в странах Африки – 23 случая на 100 000 человек – ниже по сравнению с общими показателями заболеваемости РМЖ в Северной Америке и Восточной Европе, а также ниже, чем среди чернокожих женщин, проживающих в этих странах. Согласно результатам учета онкозаболеваемости, уровень РМЖ у африканок за последние 40 лет повысился в два раза.
Наиболее распространенная причина глобального роста РМЖ – «европеизация» стран мира. Этот термин включает в себя общие изменения (социальные и экономические улучшения, которые увеличивают продолжительность жизни и дают возможность контролировать репродуктивную функцию женщин), а также рост распространенности вредных привычек (нерациональное питание, снижение физической активности), что в итоге может увеличивать риск развития РМЖ. В развитых европейских странах женщины имеют сравнительно высокий социально-общественный статус, откладывают деторождение на более поздний возраст, рожают небольшое количество детей и до недавних пор широко использовали заместительную гормональную терапию (ЗГТ). Некоторые из перечисленных поведенческих показателей (отсроченное деторождение, меньшее количество детей в семье, снижение распространенности грудного вскармливания) становятся все более распространенными и в слаборазвитых странах. Указанные репродуктивные факторы повышают риск развития постменопаузального РМЖ и обусловливают случаи РМЖ и связанной с ним смертности в слаборазвитых странах, где уровень этого заболевания пока еще значительно ниже, чем в европейских. Однако онкопатология как причина смертности может быть обусловлена и другими факторами, поэтому для выяснения их истинного влияния на структуру смертности в слаборазвитых странах нужны дополнительные исследования.
Такие факторы риска, как неправильный режим питания, ожирение и недостаточная физическая активность, также ответственны за возрастающий уровень РМЖ. Согласно предварительным исследованиям, потребление большого количества жиров, недостаточного количества овощей и фруктов, а также сои могут быть факторами риска развития РМЖ. В частности, установлено, что в Китае «мясо-сладкая» диета увеличивает риск возникновения РМЖ [2]. Также выявлено, что риск постменопаузального (но не пременопаузального) РМЖ повышен у женщин с избыточным весом, а физические упражнения этот риск уменьшают [3]. Следует отметить, что тенденция к раннему появлению менархе и к росту репродуктивных факторов риска РМЖ (нерациональное питание, низкая физическая активность, повышенный индекс массы тела), распространенных в европейских странах, на сегодня также наблюдается и в экономически слаборазвитых странах. 
В некоторых наименее развитых африканских странах РМЖ является весомой причиной смертности женщин, несмотря на сравнительно низкую частоту самого заболевания. Так, в Африке соотношение уровня смертности к частоте случаев РМЖ составляет 0,69 по сравнению с 0,19 в Северной Америке. Такое высокое соотношение частично является результатом неполного учета заболеваемости, но в основном отображает большую долю инкурабельных пациенток с РМЖ последних стадий.
Различия в показателях смертности от РМЖ, как правило, обусловлены преимущественно недостаточным вниманием, уделяемым данной проблеме со стороны здравоохранения, а также низкой осведомленностью женщин о факторах риска РМЖ и культурными различиями. Также дополнительно ведутся исследования, направленные на выявление генетических и биологических различий, которые могут влиять на исход заболевания в малоразвитых странах. Известно, что тактика лечения РМЖ зависит от наличия или отсутствия экспрессии эстрогеновых рецепторов (estrogen-receptor, ER) опухолей молочной железы (МЖ). Преобладание раннего и быстро развивающегося ER-отрицательного РМЖ у жительниц развивающихся стран может быть частичной причиной их высокой смертности от РМЖ. Поскольку диагностика по выявлению ER является недоступной для большинства развивающихся стран, данных для анализа распространенности ER-отрицательных РМЖ среди женской популяции недостаточно. Исследованиями, проведенными в США, установлено, что становление постменопаузы и ЗГТ являются факторами риска для развития ER-положительного РМЖ, а также выявлена связь между ER-отрицательным РМЖ, молодым возрастом и черной расой. Эта связь может быть предиктором более высокой частоты ER-отрицательного РМЖ в малоразвитых странах, где заболевание, как правило, развивается у лиц молодого возраста, редко использующих ЗГТ, и преобладает среди чернокожих женщин. Возможно также, что недостаток активных скрининговых программ в слаборазвитых странах обусловливает высокие показатели ER-отрицательных опухолей, а с помощью проводимой маммографии, как правило, обнаруживают лишь ER-положительные опухоли.
Таким образом, научно-исследовательские мероприятия со стороны здравоохранения всех стран должны быть направлены на снижение тенденции к росту заболеваемости и смертности женщин от РМЖ. Разработанные в европейских странах успешные стратегии (ранняя диагностика с помощью маммографии, таргетная гормональная и анти-HER2 [рецептор фактора роста эпидермиса] терапия, усовершенствованная химиотерапия) должны применяться и в cлаборазвитых странах с различными расовыми, этническими и культурными особенностями. 
Для предупреждения высокой смертности также немаловажное значением имеет проведение мероприятий по раннему выявлению РМЖ. Например, самообследование МЖ каждой женщиной должно улучшить выявления РМЖ в странах, где не действуют другие скрининговые программы. Однако, согласно результатам шанхайского исследования, охватившего почти 300 000 женщин, практика самообследования не привела к уменьшению смертности от РМЖ [4]. Именно для того, чтобы определить наиболее эффективный метод ранней диагностики среди сравнительно молодых женщин, у которых с помощью маммографии выявлено уплотнение МЖ, Китай инициировал скрининговую программу «Миллион женщин», которая функционирует и поныне.
Следовательно, причины растущей частоты заболеваемости и смертности от РМЖ в экономически слаборазвитых регионах являются комплексными, и решение данной проблемы зависит от экономических и культурных особенностей каждой отдельно взятой страны. В настоящее время международная организация «Глобальная инициатива здоровья МЖ» (Breast Health Global Initiative) разрабатывает руководство по профилактике и лечению заболеваний МЖ, которое было бы «доказательно обоснованным, экономически приемлемым и культурно соответствующим» для разных стран [5]. Несомненно, ранняя диагностика РМЖ должна быть первичной целью здравоохранения во всем мире, поскольку даже в развитых странах лечение метастатического РМЖ сегодня недостаточно эффективно.
Таким образом, поскольку в большинстве стран у женщин наблюдается «европеизация» – то есть они ведут чрезвычайно малоподвижный образ жизни, откладывают рождение детей на более поздний срок, контролируют собственную репродуктивность, имеют большую продолжительность жизни, нерационально питаются – распространенность РМЖ среди них, несомненно, продолжает расти.

*New England Journal of Medicine, Volume 358: 213-216, January 17, 2008; Number 3 (печатается с сокращениями)

Литература
1. Curado M.P., Edwards B., Shin H.R. et al. Cancer incidence in five continents. Vol. IX. Lyon, France: International Agency for Research on Cancer, 2007. (IARC scientific publications no. 160), (Accessed December 27, 2007).
2. Cui X., Dai Q., Tseng M., Shu X.-O., Gao Y.-T., Zheng W. Dietary patterns and breast cancer risk in the Shanghai Breast Cancer Study. Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. 2007; 16: 1443-1448. 
3. World Cancer Research Fund, American Institute for Cancer Research. Food, nutrition, physical activity, and the prevention of cancer: a global perspective. Washington, DC: American Institute for Cancer Research, 2007. 
4. Thomas D.B., Gao D.L., Ray R.M. et al. Randomized trial of breast self-examination in Shanghai: final results. J. Natl. Cancer Inst. 2002; 94: 1445-1447. 
5. Anderson B.O., Shyyan R., Eniu A. et al. Breast cancer in limited-resource countries: an overview of the Breast Health Global Initiative 2005 guidelines. Breast J. 2006; 12: Suppl. 1: S3-S15.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2008 Год

Содержание выпуска 5-2 (14), 2008

  1. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

  2. В.А. Бенюк

  3. Т.Р. Никонюк

  4. Е.А. Дындарь

  5. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

  6. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

  7. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

  8. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

  9. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

  10. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

  11. Є.Є. Шунько, Ю.Ю. Краснова, Л.В. Омельченко

Содержание выпуска 4 (13), 2008

  1. Т.Ф. Татарчук, Н.В. Косей

Содержание выпуска 2 (11), 2008

  1. В.В. Корохов

  2. В.В. Корохов

  3. В.В. Корохов

  4. В.В. Корохов

  5. В.В. Корохов

  6. В.В. Корохов

  7. В.В. Корохов

  8. В.В. Корохов

  9. В.В. Корохов

  10. В.В. Корохов

  11. В.В. Корохов

  12. В.В. Корохов

  13. В.В. Корохов

  14. В.В. Корохов

  15. В.В. Корохов

  16. В.В. Корохов

  17. В.В. Корохов

Содержание выпуска 1 (10), 2008

  1. І.А. Марценковський, Я.Б. Бікшаєва

  2. Ю.И. Чертков

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback