скрыть меню

Роль методов неинвазивного пренатального тестирования в скрининге хромосомных аномалий


страницы: 14-17

О.В. Рыкова, руководитель клинического направления лабораторной диагностики отдела по работе с корпоративными клиентами
. Медицинская лаборатория «Синэво», Украина


В рамках Всеукраинского образовательного проекта международного форума репродуктивной медицины (IFRM) в Киеве в мае 2018 г. проходила научно-практическая конференция «Генетика в репродукции». Мероприятие организовано и проведено медицинским центром «Мати та дитина» с целью представления информации о новейших генетических технологиях для диагностики хромосомных аномалий плода. Предлагаем вашему вниманию обзор доклада О.В. Рыковой, руководителя клинического направления лабораторной диагностики отдела по работе с корпоративными клиентами медицинской лаборатории «Синэво», посвященный современным методам пренатального скрининга.

Каждая беременность сопряжена с той или иной степенью риска хромосомной патологии плода. Пренатальный скрининг – комплекс исследований, который проводится беременным для определения риска развития пороков плода. Методы скрининга позволяют с очень большой степенью вероятности выявить женщин с риском хромосомных аномалий, которым может быть показана биопсия ворсин хориона или амниоцентез. Лица, не попавшие в группу риска, не нуждаются в проведении дополнительных инвазивных исследований. Обнаружение повышенного риска хромосомной патологии у плода с помощью методов скрининга не является основанием для постановки диагноза. Окончательная диагностика осуществляется на основе кариотипирования материала плода.

На сегодняшний день показаниями для проведения инвазивной диагностики являются:

  • выявление УЗИ маркеров хромосомных аномалий;
  • данные генетического анамнеза;
  • высокий риск по результатам расчета с помощью компьютерной программы;
  • результаты неинвазивного пренатального тестирования (НИПТ).

На современном этапе пренатальный скрининг на хромосомные аномалии плода проводят дважды: на 11-13-й и 16-18-й неделе беременности. Стандартные процедуры пренатального скрининга – УЗИ и исследование крови беременной.

Программы биохимического скрининга включают:

  • в І триместре – оценку уровней ассоциированного с беременностью протеина А плазмы (рregnancy-associated plasma protein-A, РАРР-А) и свободной β-субъединицы хорионического гонадотропина человека (ХГЧ);
  • во ІІ триместре – оценку уровней ХГЧ, α-фето­протеина и эстриола.

Следует учитывать, что определяются не абсолютные значения маркеров, а так называемые multiple of the median (МоМ) – степень отклонения уровня биохимического маркера у женщины от медианы для определенного срока беременности. Таким образом, ключевым моментом расчета риска является правильно установленный гестационный возраст. Для его определения используется ряд показателей: копчико-теменной размер плода, бипариетальный размер головки плода, дата последней менструации, дата зачатия, дата переноса эмбриона и возраст. Согласно мнению специалистов, наиболее точным является копчико-теменной размер плода, особенно на ранних сроках беременности. Что касается размера головки плода, то степень погрешности (от 1 до 2 нед) при его измерении повышается с увеличением срока беременности.

Высокий биохимический риск трисомии по 21-й хромосоме (синдром Дауна) определяется при значении РАРР-А < 0,4 и ХГЧ > 2 МоМ. Снижение уровня РАРР-А также характерно для трисомии по 18-й (синдром Эдвардса) или 13-й (синдром Патау) хромосоме, преэклампсии, замершей беременности. Повышенный уровень ХГЧ может отмечаться при многоплодной беременности, угрозе прерывания беременности, пузырном заносе, резус-конфликте, сахарном диабете, применении вспомогательных репродуктивных технологий, приеме прогестерона.

В случае обнаружения отклонений биохимических маркеров необходимо проводить допол­нительное обследование (УЗИ, консультация генетика) и решать вопрос о целесообразности осуществления инвазивных диагностических процедур.

На основании результатов биохимического скрининга и УЗИ (выявление признаков хромосомной патологии) производится расчет индивидуального риска рождения ребенка с хромосомной аберрацией и врожденными пороками развития с помощью компьютерной программы. Программа рассчитывает риски для каждой патологии:

  • возрастной риск;
  • биохимический риск – на основании результатов определения биохимических маркеров с расчетом МоМ, корригированных по индивидуальным данным пациентки (этническая принадлежность, курение, наличие в анамнезе беременности с трисомией у плода, сахарный диабет, использование методов вспомогательных репродуктивных технологий);
  • комбинированный риск – на основании результатов исследования биохимических маркеров с расчетом МоМ, корригированных по индивидуальным данным беременной и результатов УЗИ (толщина воротникового пространства).

Традиционный пренатальный скрининг имеет ряд недостатков. Посредством этих методов оцениваются преимущественно три наиболее распространенные анеуплодии, что значительно ограничивает возможности выявления других патологий, в т.ч. и микроделеционных синдромов. Кроме того, оценка риска с помощью компьютерной программы в значительной степени зависит от данных УЗИ и ряда других факторов, что приводит к большому количеству ложноположительных результатов и необоснованному проведению инвазивных процедур. Немаловажным недостатком является то, что биохимические маркеры отражают целый ряд других состояний.

Поэтому на сегодняшний день для пренатального скрининга наиболее оптимальными считаются методы НИПТ*. Обоснованием для таких методов служит тот факт, что кровь беременной – это источник генетической информации о плоде, поскольку в ней циркулируют фрагменты ДНК будущего ребенка. Спектр патологии, выявляемой НИПТ, значительно шире по сравнению с традиционным пренатальным скринингом (таблица):

  • трисомии 21-й, 18-й и 13-й хромосом;
  • анеуплоидии половых хромосом;
  • триплоидия;
  • микроделеционные синдромы: 22q11.2 (Ди Джорджа), синдром Прадера – Вилли, Ангельмана, кошачьего крика, 1р36 делеция.

* Указанные лабораторные исследования выполняются в медицинской лаборатории Синэво

mazg18-4_1417_t.jpg

Таблица. Практические возможности методов НИПТ

Кроме того, методами НИПТ можно определить пол плода, молярную беременность, синдром «исчезающего близнеца» и зиготность двойни. Тестирование можно проводить с 9-й недели гестации, в среднем диагностика выполняется в течение 10 дней (с учетом транспортировки материала).

Методы НИПТ:

  • массовое параллельное секвенирование методом Shotgun c использованием тестов Sequenom Materni T21, IlluminaVerifi, Berry BAMBINI, BGLNIFTY либо
  • таргетное секвенирование с применением Ariosa Harmony – для количественной оценки генетического материала некоторых хромосом без учета их происхождения (плода или матери);
  • таргетное секвенирование + однонуклеотидные полиморфизмы с использованием тестов Natera Panorama – для идентификации и анализа отдельных хромосом плода/плодов.
     

Метод секвенирования на основе однонуклеотидных полиморфизмов помогает с 9-й недели гестации дифференцировать ДНК матери и плода, точно определить пол плода, выявить риски микроделеций, обеспечивая точность результатов даже при низкой фетальной фракции ДНК (2,8%).

Положительный результат НИПТ свидетельствует о высоком риске наличия у плода выявленной патологии, что требует проведения инвазивной процедуры с кариотипированием для верификации диагноза хромосомной аномалии. Отрицательный результат свидетельствует об отсутствии перечисленной патологии, однако нельзя исключить наличие других, более редких заболеваний.

К ограничениям тестов НИПТ, о которых следует информировать пациенток, относятся:

  • вероятность ложноположительных результатов до 1%;
  • плацентарный мозаицизм;
  • наличие онкопатологии у беременной;
  • невозможность выявления всей хромосомной патологии.

Методика не применяется при синдроме исчезающей двойни, наличии трех и более плодов, после трансплантации костного мозга. В пренатальном скрининге методы НИПТ используются для обоснования инвазивной диагностики и определения объема патологий при кариотипировании.

Таким образом, проведение пренатального скрининга с применением современных методов НИПТ позволяет:

  • выявить широкий спектр хромосомных патологий, установить пол плода с диагностической чувствительностью и специфичностью до 99,9%;
  • провести тестирование уже с 9-й недели беременности;
  • провести тестирование в случаях рассчитанного при традиционном скрининге высокого риска, обусловленного высоким возрастным риском, изменениями уровней биохимических маркеров при наличии осложнений беременности или при приеме препаратов;
  • значительно уменьшить количество необоснованных инвазивных процедур.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2018 Год

Содержание выпуска 7-8 (120-121), 2018

  1. М.В. Майоров, С.В. Ворощук, Е.А. Жуперкова, С.И. Жученко, О.Л. Черняк

  2. Е.Ф. Кира, А.М. Савичева

  3. З.М. Дубоссарская, Е.А. Пузий

  4. Є.В. Гріжимальський, Д.Р. Шадлун, А.Й. Гарга, О.М. Цівина

  5. Л.И. Тутченко, Е.А. Коляда, Т.П. Гавриленко

  6. С.П. Пасєчніков

Содержание выпуска 6 (119), 2018

  1. Р.А. Ткаченко

  2. Л.И. Тутченко, Е.А. Коляда, Т.П. Гавриленко

  3. А.П. Григоренко, А.С. Шатковская, О.Г. Шиманская, О.А. Плюта

  4. С.П. Пасєчніков, Я.М. Клименко

  5. Р.А. Ткаченко, М.С. Рыбин, С.П. Зайченко

  6. О.А. Борисенко, Т.А. Зайцева, А.В. Шапошникова, С.Г. Кудинова

  7. А.Б. Бизунков

Содержание выпуска 5 (118), 2018

  1. І.Б. Вовк

  2. И.В. Лахно, В.И. Останина, Е.В. Милютин

  3. Н.И. Стуклов

  4. З.М. Дубоссарская, Ю.А. Дубоссарская

  5. В.И. Аверина

  6. А.Б. Бизунков

Содержание выпуска 4 (117), 2018

  1. І.Б. Вовк

  2. Е.Н. Носенко, Т.Я. Москаленко, Е.В. Смирнова, А.В. Рутинская

  3. M. Gold, A. Andriessen, A. Bader, R. Alinsod, E. Shane French, N. Guerette, Є. Колодченко, М. Krychman, S. Murrmann, J. Samuels

  4. Т.А. Продан, Н.О. Данкович, О.М. Бабенко

  5. О.В. Рыкова

  6. Ю.П. Вдовиченко, О.М. Гопчук

  7. Р.А. Ткаченко

  8. Є.В. Гріжимальський, А.Й. Гарга

Содержание выпуска 3 (116), 2018

  1. Т.В. Авраменко, И.М. Меллина, Н.И. Владимирова

  2. О.І. Буткова, І.А. Жабченко, В.Ф. Олешко

  3. Н.В. Косей, С.И. Регеда, А.И. Западенко

  4. А.С. Шатковська, А.П. Григоренко, О.Г. Горбатюк, А.М. Біньковська, В.Ю. Онишко, O.І. Полунченко, О.Л. Ємельянік

  5. О.В. Ромащенко, С.Н. Мельников, А.В. Бабич

  6. С.Н. Гайдукова, С.В. Выдыборец

Содержание выпуска 2 (115), 2018

  1. І.Б. Вовк, О.В. Трохимович

  2. Р.А. Ткаченко

  3. Л.Б. Маркин

  4. И.И. Лесной

  5. І.Г. Криворчук, Ю.В. Давидова, А.Ю. Ліманська

  6. С.О. Шурпяк, В.І. Пирогова, Н.В. Щурук

  7. О.В. Ромащенко

  8. Р.А. Ткаченко, В.В. Каминский

  9. Є.В. Гріжимальський, А.Й. Гарга

  10. В.І. Горовий

Содержание выпуска 1 (114), 2018

  1. Р.А. Ткаченко, В.В. Каминский

  2. С.Р. Галич

  3. В.І. Медведь, М.Є. Кирильчук, К.М. Дуда

  4. В.И. Черний

  5. А.А. Буднюк

  6. С.Н. Гриценко

  7. Ю.О. Дубоссарська

  8. В.К. Кондратюк, Н.П. Дзись, Н.Е. Горбань, А.И. Нарольская, Н.Д. Коблош

  9. О.О. Єфіменко, О.Ю. Михайленко

  10. А.С. Шатковська, О.Г. Горбатюк, А.П. Григоренко, А.М. Біньковська, В.Ю. Онишко

  11. В.В. Баранова, А.Ю. Ліманська, Ю.В. Давидова

Содержание выпуска 1, 2018

  1. Т.Ф. Татарчук, О.В. Рыкова

  2. Н.В. Косей

  3. О.А. Ефименко

  4. Н.А. Цубанова, А.В. Барская, Т.Д. Губченко

  5. Н.Ю. Педаченко, Н.Ф. Захаренко

  6. І.Б. Вовк

  7. Ю.Т. Цуканов, А.Ю. Цуканов, В.Н. Баженов, И.Ф. Корниенко, В.В. Василевич

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback