скрыть меню

Комплексное лечение дисбиоза вагинальной экосистемы, вызванного условно-патогенной бактериальной и грибковой флорой, у небеременных женщин


страницы: 41-49

Е.Н. Носенко1, д.мед.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии № 1; Т.Я. Москаленко1, 2, д.мед.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии № 1; Е.В. Смирнова2; А.В. Рутинская1, к.мед.н.
 1Одесский национальный медицинский университет
, 2КУ «Родильный дом № 7», г. Одесса


Цель исследования состояла в оптимизации лечения симптомного дисбиоза в вагинальной экосистеме, вызванного условно-патогенной бактериальной флорой и грибами рода Candida. Под наблюдением находились 40 небеременных женщин репродуктивного возраста с симптомным, подтвержденным бактериоскопически, бактериально-грибковым вагинальным дисбиозом. Изучена динамика клинических проявлений и состава вагинальной микробиоты методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени в ходе местного лечения комбинацией препаратов Ломексин® и Тержинан®. Доказано, что предложенная терапия способствует быстрому купированию клинических симптомов и эффективному восстановлению состава вагинальной микробиоты.

Ключевые слова: вагинальная экосистема, бактериально-грибковый вагинальный дисбиоз, полимеразная цепная реакция, вагинальная микробиота, Ломексин, Тержинан.

Экосистема влагалища (от др.-греч. οіκος – жилище, местопребывание и σvστημα – система) – биологическая система, состоящая из сообщества микроорганизмов, вагинальной среды, вагинального эпителия и системы связей, осуществляющей обмен информацией, веществами и энергией между ними.

В микробиоте влагалища женщины выявлено 282 филотипа (вида) микроорганизмов [19]. Эти виды не идентичны у разных индивидуумов и различных этнических групп и в норме динамично меняются в течение менструального цикла. Индигенные микроорганизмы, входящие в состав вагинальной микробиоты, являются анаэробами. Они подразделяются на облигатные, которые живут только в бескислородной среде, и факультативные, которые могут жить как в кислородной, так и в бес­кислородной среде. Условно-факультативные вагинальные анаэробы называют аэробами. Основной представитель индигенной флоры влагалища у 90-95% женщин репродуктивного возраста – лактобациллы, которые являются факультативными анаэробами или микроаэрофильными палочками.

Грибы рода Candida являются частью нормальной микробиоты влагалищной слизистой и присутствуют у 20-80% здорового взрослого населения. Клинические проявления наблюдаются у 10% пациенток в период менопаузального перехода, у 5-10% – в постменопаузе и у 30% беременных женщин [17, 18].

Человеческие микоплазмы (Mycoplasma hominis) и уреаплазмы также считаются частью нормальной генитальной флоры [4, 16]. Носителями уреаплазм в шейке матки или во влагалище являются 40-80% клинически здоровых взрослых женщин.

Вагинальные анаэробы, грибы рода Cаndida, человеческие микоплазмы и уреаплазмы – представители условно-патогенной микрофлоры и при наличии благоприятных для них условий начинают усиленно размножаться. В диагностически значимых концентрациях эти микроорганизмы вызывают такие состояния, как бактериальный вагиноз, неспецифический вагинит, вагинальный кандидоз, микоплазмоз и уреаплазмоз [21]. В большинстве случаев эти состояния сочетаются и взаимно отягощают друг друга, что осложняет их лечение.

Важным элементом вагинальной экосистемы является многослойный плоский неороговевающий эпителий влагалища, который состоит из базальных, парабазальных, промежуточных и поверхностных клеток. В процессе своего развития клетки из базального слоя за счет постоянного образования новых постепенно перемещаются в более верхние слои и в конечном итоге слущиваются, попадая в просвет влагалища. Поверхностные (или функциональные) клетки в отличие от базальных являются плоскими, имеют сморщенное ядро и содержат большое количество гликогена. При цитолизе поверхностных клеток гликоген высвобождается из цитоплазмы и становится питательным субстратом для обеспечения энергетических и пластических процессов нормальной микрофлоры влагалища [4]. Морфофункциональное состояние указанных выше типов эпителия напрямую зависит от фазы менструального цикла; возраста; состояния местного иммунитета и факторов местной резистентности, обусловленной врожденными качествами эпителиоцитов влагалища; наличия эндокринных или фоновых гинекологических заболеваний; репродуктивной функции; половой активности; применения контрацептивов; приема антибактериальных препаратов; состояния микробиоты кишечника; частоты и характера гигиенических процедур; лучевой и химиотерапии; эмоционального статуса и т.д. В мазках здоровых женщин базальные клетки можно наблюдать только в период менопаузы. В мазках лиц репродуктивного возраста появление значительного количества парабазальных и базальных клеток характерно для послеродового периода и дисгормональных состояний [14].

При развитии вагинального дисбиоза, наличии дистрофических явлений во влагалищном эпителии при бактериоскопии можно обнаружить увеличенное количество слущенного эпителия, а также ключевые клетки – зрелые эпителиальные клетки с затемненными краями вследствие адгезированных на них микроорганизмов. К их образованию приводит активация адгезивных свойств микроорганизмов, происходящая при формировании патологической ассоциации наряду с изменением статического заряда на мембране эпителиоцитов и ее повреждением факторами агрессии бактериальной, вирусной и грибковой флоры. Обнаружение ключевых клеток при вагинальном дисбиозе свидетельствует не только о наличии заболевания, но и об очень высокой концентрации во влагалище общей бактериальной массы (≥ 107 КОЕ в 1 мл), так как меньшее количество микроорганизмов может не вызывать образования ключевых клеток.

Вагинальная среда представлена жидкостным (секрет цервикальных и бартолиниевых желез, женской предстательной железы, серозный транс­судат) и клеточным компонентами (факторы гуморального и клеточного иммунитета, лейкоциты, микрофлора, а также десквамированные клетки многослойного плоского эпителия слизистой влагалища и шейки матки). Растворенные в этой среде микроэлементы и гликоген являются энергетическим субстратом для микроорганизмов, образуя вместе с продуктами их метаболизма слой гликокаликса. Гормональная стимуляция эстрогенами ведет к интенсивному отшелушиванию влагалищного эпителия и повышенной активности шеечных желез, образованию белей. Такие бели, связанные с гормональными факторами, часто называют физиологическими, поскольку об истинном воспалении в этом случае говорить нельзя. Физиологическая десквамация эпителия и физиологические бели играют важную защитную роль, так как обеспечивают механическое удаление бактериальной пленки из влагалища. В норме физиологические бели выводят до 2 мл отделяемого в сутки.

Важнейшей характеристикой вагинальной среды является уровень ее рН, который у небеременных женщин репродуктивного возраста в норме варьирует от 4 до 5, а у беременных – от 3,5 до 4,5. Адгезия Gardnerella vaginalis к эпителию очень высока, и максимума этой возможности они достигают при рН 5,4. В целом, чем насыщеннее щелочная среда, тем комфортнее для условно-патогенных микроорганизмов. При слабом защелачивании влагалищного секрета до уровня рН 5,0 во влагалище начинают комфортно чувствовать себя и размножаться Ureaplasma urealyticum. В условиях, когда pH приближается к 5,4, на эпителии, кроме Gardnerella vaginalis, продуктивно адгезируются Mobiluncus. При pH от 5,7 во влагалище полноправно заселяются Clostridium sordellii, от 6,0 – Mycoplasma hominis, от 6,5 – бактерии вида Enterobacteriaceae, от 8,0 – Peptostreptococcus.

Функционирование и слаженное взаимодействие всех звеньев вагинальной экосистемы обеспечивается деятельностью иммунной, эндокринной систем и зависит от факторов как внутренней, так и внешней среды [4]. Любое изменение влагалищной экосистемы и ее компонентов – принципиальный фактор риска появления классических инфекций нижнего отдела женского полового тракта – бактериального вагиноза, неспецифического и кандидозного вагинита. Полимикробный характер вагинального дисбиоза выделяет это состояние из обширного круга инфекционных заболеваний человека. В 80% случаев женщины, обращающиеся в женскую консультацию по поводу вульвовагинита, цервицита и уретрита, имеют смешанную бактериально-грибковую инфекцию [5, 10]. Зачастую к ней присоединяются вирусные возбудители. Заболевания, вызванные смешанной инфекцией, характеризуются более длительным течением, часто рецидивируют, более продолжительно лечатся [2]. Среди возбудителей специфических вагинитов наиболее часто регистрируется Trichomonas vaginalis.

Исходя из вышесказанного, ключевыми критериями выбора препаратов для лечения инфекций нижних отделов генитального тракта женщины, вызванных условно-патогенной флорой, являются:

  • широкий спектр действия, эффективное воздействие на грамнегативную и грампозитивную палочковую и кокковую флору, анаэробы, влагалищную трихомонаду;
  • создание высокой концентрации препарата в очаге воспаления;
  • быстрый клинический эффект: устранение симптомов воспаления;
  • предупреждение роста грибов, в т.ч. и вследствие нерациональной антибиотикотерапии;
  • отсутствие негативного влияния на нормальную микрофлору и кислотность влагалища, содействие их восстановлению;
  • отсутствие системной адсорбции, обусловливающей побочные эффекты на органы и системы организма женщины;
  • возможность применения у пациенток разных возрастных групп, а также при наличии сопутствующей экстрагенитальной патологии;
  • высокая комплаентность;
  • удобство и простота применения;
  • частота применения – один раз в сутки;
  • наличие в составе нескольких действующих веществ, предупреждающее полипрагмазию [11, 12].

Одним из таких препаратов является Тержинан® (Laboratories Вouchara Recordati, Франция) – вагинальные таблетки, органично сочетающие такие составляющие: тернидазол 200 мг; неомицина сульфат 100 мг (65 000 МЕ); нистатин 100 000 МЕ; преднизолона метасульфобензоат натрия 4,7 мг, что соответствует 3,0 мг преднизолона [3]. Тержинан полностью соответствует стандартам производства GMP.

Дополнительные компоненты таблеток Тержинан позволяют сохранять целостность эпителия влагалища при инфекционно-воспалительных заболеваниях и поддерживают физиологический баланс рН, обеспечивают максимальный контакт слизистой оболочки влагалища с веществами и достаточную длительность их присутствия, минимизируют раздражение слизистой вследствие влияния лекарственного средства [9]. Компактная удлиненно-приплюснутая форма таблетки увеличивает площадь контакта со слизистой. Она удобно располагается во влагалище, минимизируя ощущение инородного тела внутри; имеет гладкую глянцевую поверхность и округлые края, скользит после введения, не раздражает слизистую. Эта особенность обусловлена наличием в ее составе стеарата магния, который представляет собой агломерат «тонких» частиц, слоями распределенный по поверхности матричной таблетки. Образующаяся пленка обеспечивает смазывающий эффект достаточно долго. Таблетка не распадается при контакте с вагинальной средой, а начинает медленно послойно растворяться, что обусловлено ее специальной структурой [9].

На начальном этапе производства вагинальной таблетки создаются двухуровневые гранулы, содержащие активные вещества: в основе – преднизолона натрия метасульфобензоат с последующим напылением сухой смеси тернидазола, нистатина и неомицина. Гранулы строго калибруются и отбираются по размеру, после чего обволакиваются специальной смесью (полимолекулярный компонент, разрыхлитель и связывающая субстанция), которая создает структуру матричной таблетки, – гранулы активных веществ скрепляются связующими «мостиками». Во влажной среде эти «мостики» начинают постепенно (послойно) растворяться [9].

Составляющие компоненты Тержинана обладают инновационными характеристиками.

Группа 5-нитроимидазолов – препараты с высокой биодоступностью и способностью проникать через гистогематические барьеры [7]. Тернидазол, входящий в состав Тержинана, является единственным представителем нитроимидазолов, разработанным специально для местного применения, и не имеющим системного действия. Вследствие специального строения молекулы тернидазол по сравнению с метронидазолом не образует при взаимодействии с микроорганизмами неактивных метаболитов и при местном применении становится более активным в отношении протеинов анаэробных микроорганизмов и простейших [9]. К тернидазолу чувствительны Trichomonas spp., Entamoeba hystolytica, Gіardia lamblia, Balantidium coli, Leishmania spp., Bacteroides spp., Gardnerella vaginalis, Fusobacterium spp., Eubacterium spp., Helicobacter pylory, Clostridium spp., Peptococcus spp., Peptostreptococcus spp., Mobiluncus spp. При применении нитроимидазолов в 60% случаев активируются грибы рода Candida, поэтому важным и целесообразным является наличие нистатина в составе Тержинана.

Нистатин – полиеновый антимикотик, обладающий свойством повышать свои противогрибковые свойства в кислой среде, и при местном применении действует преимущественно на Candidaspp. Нистатин взаимодействует с эргостеролом клеточной мембраны грибов и образует каналы, через которые жизненно важные цито­плазматические компоненты выходят из внутренней части грибковой клетки наружу, что приводит к гибели микроорганизма. Нистатин рекомендован европейскими нормативными документами в качестве первой линии терапии хронического вульвовагинального кандидоза, вызванного C. glabrata. Толерантность к нистатину чувствительных грибов развивается очень медленно [15, 20].

Неомицин, аминогликлозид I поколения, имеет бактерицидную активность за счет угнетения синтеза белков на уровне бактериальных рибосом. Согласно инструкции к препарату, чувствительными к неомицину являются Corynebacterium, Listeria monocytogenes, Staphylococcus Meti-S, Acinetobacter baumannii, Branhamella catarrhalis, Campylobacter, Citrobacter freundii, Citrobacter koseri, Enterobacter aerogenes, Enterobacter cloacae, Escherichia coli, Haemophilus influenzae, Klebsiella, Morganella morganii, Proteus mirabilis, Proteus vulgaris, Providencia rettgeri, Salmonella, Serratia, Shigella, Yersinia.

Неомицин, тернидазол и нистатин не всасываются при местном применении, и устойчивость микрофлоры к ним развивается очень медленно. За счет разных механизмов действия на микробную клетку эти антибактериальные средства в определенной степени потенцируют эффекты друг друга, что позволяет снизить содержание активных веществ в препарате, повысив таким образом профиль его безопасности [8, 9]. Включение в состав Тержинана микродоз преднизолона способствует быстрому купированию воспалительных явлений за счет уменьшения проницаемости капилляров, нормализации микроцикуляции, уменьшения экссудации. В результате быстро купируются боль, жжение, зуд и гиперемия [1]. Низкая доза и связанное состояние (в виде эфира метасульфобензоата натрия) не вызывают характерный для стероидов системный эффект, в т.ч. иммуносупрессивный, а являются субстратом синтеза эндогенного эстрогена, что важно при атрофическом вагините и некоторых других состояниях [9].

Основными клиническими проявлениями вагинального дисбиоза бактериально-грибковой этиологии являются зуд, жжение, отечность слизистой, в основном связанные с избыточным ростом грибов рода Candida. При этом лидирующую роль среди патогенных грибов играет Candida albicans, не­многим менее четверти всех кандидозов вызвано штаммами non-albicans [12]. В последние два десятилетия отмечается стойкая тенденция повышения этиологической роли грибов Candida non-albicans. Это имеет важное клиническое значение, так как значительное количество антимикотических средств разрабатывалось в условиях абсолютно доминирующей роли грибов Candida albicans [11].

Следует учесть то, что вульвовагинальный кандидоз у женщин довольно часто ассоциируется с сопутствующими бактериальными и протозойными инфекциями, но при этом клинические симптомы кандидоза превалируют и маскируют наличие иной условно-патогенной флоры. В таких случаях целесообразно рассмотреть двухэтапную схему лечения, в которой пациентка получает курс местной противогрибковой терапии, а затем использует местный препарат с максимально широким спектром действия (антибактериальным, антимикотическим, противопротозойным).

В этой связи интересной с точки зрения комплаентности и эффективности является однократная пульс-терапия местным высокодозным антимикотиком с расширенным спектром действия фентиконазолом. В качестве средства, содержащего в своем составе активное вещество фентиконазола нитрат, на фармакологическом рынке представлен препарат Ломексин® (разработанный и произведенный компанией «Рекордати групп», Милан, Италия). Он не только ингибирует биосинтез эргостерола клеточной мембраны гриба, вызывая некроз и гибель его клеток (классовый эффект азолов), но и обладает уникальным механизмом угнетения продукции кислых аспарагиновых протеаз (факторов вирулентности Candida), которые, концентрируясь на терминальных окончаниях гиф, обеспечивают непосредственную инвазию кандид в ткани человека за счет гидролиза IgA, защищающего слизистую оболочку влагалища от инфекций.

Фентиконазола нитрат оказывает фунгистатическое и фунгицидное действие на дерматофиты, патогенные дрожжевые грибы рода Candida albicans и non-albicans, а также бактерицидное действие в отношении грамположительных бактерий (Staphylococcus aureus, Streptococcus spp. и др.) и Trichomonas vaginalis [6, 13]. Особый интерес представляют мягкие вагинальные капсулы Ломексин, содержащие по 1000 мг фентиконазола нитрата, продолжительность действия которых составляет 72 ч.

Целью исследования стала оптимизация лечения симптомного дисбиоза в вагинальной экосистеме, вызванного условно-патогенной бактериальной флорой и грибами рода Candida.

Материал и методы

вверх

Под наблюдением находились 40 небеременных женщин репродуктивного возраста с симптомным вагинальным дисбиозом.

Критерии включения в исследовательскую группу были следующие: репродуктивный возраст; подтвержденный бактериоскопически вагинальный дисбиоз, вызванный бактериальной и грибковой флорой; выраженные клинические проявления в виде зуда, жжения, чувства распирания в области наружных гениталий и наличие патологических выделений из половых путей.

Критерии исключения: инфекции, передающиеся половым путем; воспаление внутренних гениталий; прием антибиотиков и гормональных препаратов в течение 3 мес до проведения исследования; беременность; сахарный диабет.

Всем пациенткам в день забора вагинальных выделений для бактериоскопии был произведен соскоб эпителия с заднего свода влагалища и выполнено исследование вагинальной микрофлоры с помощью комплексной количественной полимеразной цепной реакции (ПЦР) в режиме реального времени с использованием тест-систем «Флороценоз». Контрольное исследование было проведено через месяц после окон­чания лечения.

Для восстановления здоровья вагинальной экосистемы обследованные пациентки получали однократно вагинально Ломексин 1000 мг, затем Тержинан на ночь по одной таблетке в течение 10 дней.

Статистическую обработку материала проводили при помощи программы Excel.

Результаты и их обсуждение

вверх

Средний возраст обследованных составил 28,93 ± 0,93 года. Все пациентки жили половой жизнью и использовали барьерную контрацепцию.

На этапе включения, при бактериоскопии вагинальных выделений у всех женщин был отмечен умеренный лейкоцитоз, повышенное количество слущенного эпителия, смешанная микрофлора и мицелий гриба, у 55,0% из них выявлялись ключевые клетки.

При анализе состава влагалищной микробиоты методом ПЦР до старта терапии было установлено, что лактобактерии в ней присутствовали в 95,0% случаев. У 5,0% женщин в составе вагинальной микробиоты лактобактерии не выявлялись. Gardnerella vaginalis регистрировалась в составе влагалищной микробиоты у 55,0% женщин, в т.ч. в клинически значимых концентрациях – у 22,5%; Atopobium vaginae – соответственно у 5,0 и 5,0%; Enterobacteriacea – у 50,0 и 40,0%; Staphylocococcus – у 27,5 и 25,0%; Streptococcus – у 60,0 и 50,0%; Ureaplasma parvum – у 25,0 и 20,0%; Ureaplasma urealiticum – у 5,0 и 2,5%; Mycoplasma hominis – у 5,0 и 2,5%; Candida albicans – у 100 и 100%; Candida glabrata – у 10,0 и 10,0%; Candida krusei – у 5,0 и 0%; Candida parapsilosis/tropicalis – у 15,0 и 15,0%.

mazg18-4_4149_r.jpg

Рисунок. Динамика регрессирования клинических симптомов у обследованных пациенток на фоне проводимого лечения

При проведении лечения наблюдали быстрое купирование симптомов заболевания (рисунок).

Так, жжение на второй день лечения отсутствовало у 65,0%, через 6 дней – у 92,5%, на 10-й день излечение наблюдали у всех пациенток. Зуд прекратился на 2-й день лечения у 87,5% женщин, через 6 дней – у 95,0%, на 10-й день – у всех больных. Чувство распирания в области наружных гениталий вследствие отека сохранялось лишь у 15,0% лиц на 2-е сутки лечения, затем не беспокоило ни одну из наблюдавшихся. На 2-й день терапии патологические выделения из половых путей прекратились у 22,5% пациенток, на 6-й – у 82,5%, на 10-й день – у 95,0%. У 5,0% больных с продолжающимися незначительными выделениями на фоне хронического рецидивирующего вагинита дополнительное к основному курсу назначение Тержинана в течение 5 дней способствовало полному излечению.

Регрессирование клинических симптомов у обследованных пациенток на фоне проводимого лечения было связано с положительной динамикой микробиологического профиля вагинальной экосистемы.

Был проведен анализ абсолютных и относительных показателей состава вагинальной микробиоты в динамике лечения.

Так, средняя общая бактериальная масса во влагалище у пациенток через месяц после проведенного лечения уменьшилась с 1,93 х 108 ± 5,19 х 107 до 2,09 х 107 ± 4,40 х 106 ГЭ/мл, т.е. в 9,22 раза на фоне уменьшения среднего количества лактобактерий лишь в 3,29 раза – с 1,98 х 108 ± 4,70 х 107 до 6,02 х 107 ± 2,53 х 106 ГЭ/мл. В результате после лечения среднее количество лактобактерий превышало среднюю общую бактериальную массу в 2,89 раза (p < 0,01).

Среди бактерий, ассоциированных с бактериальным вагинозом, средняя численность Gardnerella vaginalis сократилась с 6,46 х 107 ± 3,51 х 107 до 2,50 х 105 ± 1,40 х 105 ГЭ/мл; Atopobium vaginae – с 4,50 х 106 ± 3,14 х 106 до 4,2 х 105 ± 2,79 х 105 ГЭ/мл. Среди факультативных анаэробов, вызывающих аэробный вагинит, среднее количество Enterobacteriacea уменьшилось в 10,66 раза – с 1,28 х 107 ± 6,98 х 106 до 1,20 х 106 ± 7,14 х 105 ГЭ/мл; Staphylococcus spp. в 5,11 – с 5,67 х 105 ± 3,47 х 104 до 1,11 х 104 ± 7,14 х 103; Streptococcus spp. в 24,74 – с 1,86 х 107 ± 1,04 х 104 до 7,50 х 105 ± 3,76 х 105. Средняя численность Ureaplasma parvum сократилась в 1,81 раза – с 5,53 х 105 ± 2,34 х 105 до 3,05 х 105 ± 1,75 х 105 ГЭ/мл; в то же время Ureaplasma urealiticumстатистически незначимо увеличилась с 5,00 х 102 ± 3,49 х 102 до 3,00 х 104 ± 2,09 х 104 ГЭ/мл.

Если до проведения лечения среднее абсолютное число Candida albicans составляло 1,64 х 104 ± 2,85 х 103 ГЭ/мл, Candida glabrata – 1,05 х 103 ± 6,97 х 102, Candida krusei – 1,50 х 102 ± 1,05 х 102, Candida parapsilosis/tropicalis – 3,60 х 104 ± 1,70 х 104, то через месяц после лечения грибы рода Candida в анализах влагалищного отделяемого полностью отсутствовали.

При изучении влияния проведенного лечения на здоровье вагинальной экосистемы особый интерес представляет динамика наличия клинически значимых концентраций условно-патогенных микроорганизмов в вагинальном соскобе (таблица).

Микроорганизмы

До лечения

После лечения

Значение р

Gardnerella vaginalis

22,5

2,5

< 0,01

Atopobium vaginae

5,0

2,5

> 0,05

Enterobacteriacea spp.

40,0

22,5

> 0,05

Staphylococcus spp.

25,0

5,0

< 0,01

Streptococcus spp.

50,0

20,0

< 0,01

Ureaplasma parvum

20,0

15,0

> 0,05

Ureaplasma urealiticum

5,0

2,5

> 0,05

Mycoplasma hominis

0,0

0,0

-

Candida albicans

100

0,0

< 0,01

Candida glabrata

10,0

0,0

< 0,04

Candida krusei

5,0

0,0

> 0,05

Candida parapsilosis/tropicalis

15,0

0,0

< 0,01

 

Как видно из таблицы, проведенное лечение привело к статистически значимому уменьшению числа случаев выявления Gardnerella vaginalis в клинически значимых концентрациях в 9 раз, Staphylocococcus spp. – в 5, Streptococcus spp. – в 2,5 раза, а также полному излечению от грибов рода Candida albicans и non-albicans.

Выводы

вверх

При наличии в вагинальной микробиоте клинически значимого количества микроорганизмов, ассоциированных с бактериальным вагинозом, аэробным и кандидозным вагинитом у женщин может наблюдаться выраженная клиническая картина с наличием жжения, зуда, чувства распирания в области наружных половых органов и патологических выделений. Применение в этом случае для восстановления здоровья вагинальной экосистемы комбинации местного лечения в виде вагинальных капсул Ломексин 1000 мг однократно и затем вагинальных таблеток Тержинан в течение 10 дней приводит к быстрому купированию клинических симптомов и эффективному восстановлению состава вагинальной микробиоты.

Список использованной литературы

1. Герасимова Т. В., Гопчук Е. Н. Эффективная антибиотикотерапия – соременные аспекты применения комбинированных препаратов в практике гинеколога. Здоровье женщины. 2012; 6: 46-48.

2. Довлетханова Э. Р., Абакарова П. Р. Современные тенденции в терапии вульвовагинитов. Эффективная фармакотерапия. 2014; 35: 13-16.

3. Дубоссарская Ю.А., Дубоссарская З.М. Тержинан – препарат выбора при лечении бактериального вагиноза. Здоровье женщины. 2012; 6 (72): 147-152.

4. ЕвсеевА.А. Вагинальный дисбиоз и методы его коррекции. Вестник акушерства и гинекологии. 2007; 4: 65-69.

5. Жаров Е.В., Серов В.Н., Голубева О.Н., Архипова В.И. Эффективность Полижинакса при лечении неспецифического и кандидозного вульвовагинита. Здоровье женщины. 2009; 8: 38-39.

6. Калугина Л.В., Татарчук Т.Ф., Шакало И.Н. Хронический вульвовагинальный кандидоз: новый взгляд на старую проблему. Репродуктивная эндокринология. 2015; 2 (22): 34-39.

7. Коган Б.Г., Бондаренко Ю.Г. Нитроимидазолы вчера и сегодня: 50 лет в борьбе с трихомониазом. Репродуктивное здоровье женщины. 2007; 5 (34): 13-19.

8. Компендіум-2011 – лікарські препарати: в 2 т. За ред. В.М. Коваленка, О.П. Вікторова. К.: МОРІОН, 2011. 1760 с.

9. Мамчур В.И., Дронов С.Н. Тержинан глазами фармаколога: инновационный подход к терапии вагинитов различного генеза. Медицинские аспекты здоровья женщины. 2015; 9: 50-57.

10. Прилепская В.Н. Клиника, диагностика и лечение вульвовагинального кандидоза: клиническая лекция. Гинекология. 2001; 3 (6): 201-205.

11. Салов И.А., Дятлова Л.И. Чувствительность к антимикотическим препаратам дрожжеподоб­ных грибов, выделенных у пациенток с хроническим рецидивирующим кандидозным вульвовагинитом. Успехи современного естествознания. 2002; 3: 11-14.

12. Соловьева А.В., Плаксина Н.Д., Сильвестрова Г.А. Вульвовагинальный кандидоз: как избежать рецидивов. Клиническая лекция. Под ред. В.Е. Радзинского. – М.: Редакция журнала StatusPraesens, 2013. 16 c.

13. Чеботарь И.В. Аспартат протеазы грибов рода Candida – потенциальная мишень для антивирулентной терапии. Клиническая дерматология и венерология. 2012; 1: 33-38.

14. Шейка матки, влагалище, вульва. Физиология, патология, кольпоскопия, эстетическая коррекция: руководство для практикующих врачей. 2-е изд., перераб. и доп. Под ред. С.И. Роговской, Е.В. Липовой. – М.: Издательство журнала StatusPraesens, 2016. 832 c.

15. Шукри Ф. (Choukri F.), Бендердуш М. (Benderdouche М.), Седнауи П. (Sednaoui Р.). Исследование чувствительности in vitro 200 клинических изолятов Candida spp. к местным антимикотикам, используемым для лечения вульвовагинального кандидоза: имидазольным препаратам и нистатину. Медицинские аспекты здоровья женщины. 2015; 7 (93): 28-33.

16. Combaz-Söhnchen N., Kuhn A.A Systematic Review of Mycoplasma and Ureaplasma in Urogynaecology. Geburtshilfe Frauenheilkd. 2017 Dec; 77 (12): 1299-1303.

17. Corrеa P.R., David P.R.S., Peres N.P. et al. Caracterizaсаo fenotіpica de leveduras isoladas da mucosa vaginal em mulheres adultas. Rev Bras Ginecol Obstet. 2009; 31: 177-181.

18. Fornari G., Vicente V.A., Gomes R.R. et al. Susceptibility and molecular characterization of Candida species from patients with vulvovaginitis. Braz J Microbiol. 2016; 47 (2): 373-380.

19. Ravel J., Gajer P., Abdo Z., Schneider G.M., Koenig S.S., McCulle S.L. et al. Vaginal microbiome of reproductive-age women. J Proc Natl Acad Sci USA. 2011 Mar 15;108 Suppl. 1: 4680-4687.

20. Sherrard J., Donders G., White D., Jensen J.S. European (IUSTI/WHO) guideline on the management of vaginal discharge, 2011. Int J STD AIDS 2011: 421-429.

21. Srinivasan S., Liu C., Mitchell C.M., Fiedler T.L., Thomas K.K., Agnew K.J., Marrazzo J.M., Fredricks D.N. Temporal variability of human vaginal bacteria and relationship with bacterial vaginosis. PLoS One. 2010 Apr 15; 5 (4): e10197.

References

1. Gerasimova T.V., Gopchuk E.H. Effective antibiotic therapy - the modern aspects of the use of combined drugs in the practice of a gynecologist. Women’s health. 2012; 6: 46-48.

2. Dovletkhanova E.R., Abakarova P.R. Modern trends in the therapy of vulvovaginitis. Effective pharmacotherapy. 2014; 35: 13-16.

3. Dubossary South, Dubossary 3M. Terzhinan is the drug of choice in the treatment of bacterial vaginosis. Women’s health. 2012; 6 (72): 147-152.

4. Evseev A.A. Vaginal dysbiosis and methods of its correction. Bulletin of obstetrics and gynecology. 2007; 4: 65-69.

5. Zharov E.V., Serov V.N., Golubeva H.E., Arkhipov V.I. Efficacy of Polizynax in the treatment of nonspecific and candidal vulvovaginitis. Women’s health. 2009; 8: 38-39.

6. Kalugina L.V., Tatarchuk T.F., Shakalo I.N. Chronic vulvovaginal candidiasis: a new look at the old problem. Reproductive endocrinology. 2015; 2 (22): 34-39.

7. Kogan B.G., Bondarenko SOUTH. Nitroimidazoles yesterday and today: 50 years in the fight against trichomoniasis. Reproductive health of a woman. 2007; 5 (34): 13-19

8. Compendium-2011 - Medicines: 2 t. For ed. VM Kovalenko, O.P. Viktorov. K .: MORION, 2011. 1760 p.

9. Mamchur V.I., Dronov S.N. Terzhinan eyes pharmacologist: an innovative approach to the therapy of vaginitis of different genesis. Medical aspects of women’s health. 2015; 9: 50-57.

10. Prilepskaya V.N. Clinic, diagnosis and treatment of vulvovaginal candidiasis: clinical lecture. Gynecology. 2001; 3 (6): 201-205.

11. Salov I.A., Dyatlova L.I. Sensitivity to antimycotic preparations of yeast-like fungi isolated from patients with chronic recurrent vulvovaginal candidiasis. The successes of modern natural science. 2002; 3: 11-14.

12. Solovyov A.V., Plaksina N.D., Silvestrov G.A. Vulvovaginal candidiasis: how to avoid relapse. Clinical lecture. Ed. V.E. Radzinsky. M .: Editorial office of the journal StatusPraesens, 2013. 16 c. 21

13. Chebotar I.V. Aspartate protease fungi of the genus Candida - a potential target for antiviralent therapy. Clinical dermatology and venereology. 2012; 1: 33-38.

14. Cervix, vagina, vulva. Physiology, pathology, colposcopy, aesthetic correction: a guide for practicing doctors. 2 nd ed., Revised. and additional. Ed. S.I. Rogovskaya, E.B. Lipova. М .: Publishing house of the magazine StatusPraesens, 2016. 832 c.

15. Choukri F., Benderdouche M., Sednaoui P. Investigation of the sensitivity in vitro of 200 clinical isolates of Candida spp. to local antimycotics used to treat vulvovaginal candidiasis: imidazole drugs and nystatin. Medical aspects of women’s health. 2015; 7 (93): 28-33.

16. Combaz-Söhnchen N., Kuhn A. A Systematic Review of Mycoplasma and Ureaplasma in Urogynaecology. Geburtshilfe Frauenheilkd. 2017 Dec; 77(12): 1299-1303. doi: 10.1055/s-0043-119687.

17. Corrеa P.R., David P.R.S., Peres N.P. et al. Caracterizaсаo fenotіpica de leveduras isoladas da mucosa vaginal em mulheres adultas. Rev Bras Ginecol Obstet. 2009; 31: 177-181.

18. Fornari G., Vicente V.A., Gomes R.R. et al. Susceptibility and molecular characterization of Candida species from patients with vulvovaginitis. Braz J Microbiol. 2016; 47(2):373-80.

19. Ravel J., Gajer P., Abdo Z., Schneider G.M., Koenig S.S., McCulle S.L., Karlebach S., Gorle R., Russell J., Tacket C.O., Brotman R.M., Davis C.C., Ault K.,Peralta L., Forney L.J. Vaginal microbiome of reproductive-age women. J Proc Natl Acad Sci USA. 2011 Mar 15;108 Suppl 1:4680-7. doi: 10.1073/pnas.1002611107.

20. Sherrard J., Donders G., White D., Jensen J.S. European (IUSTI/WHO) guideline on the management of vaginal discharge, 2011. Int J STD AIDS 2011;: 421-9.

21. Srinivasan S., Liu C., Mitchell C.M., Fiedler T.L., Thomas K.K., Agnew K.J., Marrazzo J.M., Fredricks D.N. Temporal variability of human vaginal bacteria and relationship with bacterial vaginosis. PLoS One. 2010 Apr 15;5(4):e10197. doi: 10.1371/journal.pone.0010197.

Комплексне лікування дисбіозу вагінальної екосистеми, викликаного умовно-патогенною бактеріальною і грибковою мікрофлорою, у невагітних жінок

О.М. Носенко, Т.Я. Москаленко, О.В. Смирнова, Г.В. Рутинська

Мета дослідження полягала в оптимізації лікування симптомного дисбіозу у вагінальній екосистемі, викликаного умовно-патогенною бактеріальною флорою і грибами роду Candida. Під спостереженням знаходилися 40 невагітних жінок репродуктивного віку із симптомним, підтвердженим бактеріоскопічно, бактеріально-грибковим вагінальним дисбіозом. Вивчено динаміку клінічних проявів і складу вагінальної мікробіоти методом полімеразної ланцюгової реакції в режимі реального часу у ході місцевого лікування комбінацією препаратів Ломексин і Тержинан. Доведено, що запропонована терапія сприяє швидкому купіруванню клінічних симптомів і ефективному відновленню складу вагінальної мікробіоти.

Ключові слова: вагінальна екосистема, бактеріально-грибковий вагінальний дисбіоз, полімеразна ланцюгова реакція, вагінальна мікробіота, Ломексин, Тержинан.

Complex treatment of disbiosis of the vaginal ecosystem, caused by opportunistic bacterial and fungal microflora, in unpregnant women

Е.M. Nosenko, T.Y. Moskalenko, Е.V. Smirnova, G.V. Rutinskaya

The aim of the study was to optimize the treatment of symptomatic dysbiosis in the vaginal ecosystem caused by the opportunistic bacterial flora and fungi Candida. Under supervision were 40 non-pregnant women of reproductive age with a symptomatic, confirmed by bacterioscopy bacterial fungal vaginal dysbiosis. The study of the dynamics of clinical manifestations and the composition of vaginal microbiota by the polymerase chain reaction method in real time in the course of local treatment with a combination of drugs Lomexin and Terginan was conducted. It is proved that the proposed therapy contributes to the rapid regression of clinical symptoms and the effective restoration of the composition of vaginal microbiota.

Keywords: vaginal ecosystem, bacterial-fungal vaginal dysbiosis, polymerase chain reaction, vaginal microbiota, Lomexin, Terginan.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2018 Год

Содержание выпуска 7-8 (120-121), 2018

  1. М.В. Майоров, С.В. Ворощук, Е.А. Жуперкова, С.И. Жученко, О.Л. Черняк

  2. Е.Ф. Кира, А.М. Савичева

  3. З.М. Дубоссарская, Е.А. Пузий

  4. Є.В. Гріжимальський, Д.Р. Шадлун, А.Й. Гарга, О.М. Цівина

  5. Л.И. Тутченко, Е.А. Коляда, Т.П. Гавриленко

  6. С.П. Пасєчніков

Содержание выпуска 6 (119), 2018

  1. Р.А. Ткаченко

  2. Л.И. Тутченко, Е.А. Коляда, Т.П. Гавриленко

  3. А.П. Григоренко, А.С. Шатковская, О.Г. Шиманская, О.А. Плюта

  4. С.П. Пасєчніков, Я.М. Клименко

  5. Р.А. Ткаченко, М.С. Рыбин, С.П. Зайченко

  6. О.А. Борисенко, Т.А. Зайцева, А.В. Шапошникова, С.Г. Кудинова

  7. А.Б. Бизунков

Содержание выпуска 5 (118), 2018

  1. І.Б. Вовк

  2. И.В. Лахно, В.И. Останина, Е.В. Милютин

  3. Н.И. Стуклов

  4. З.М. Дубоссарская, Ю.А. Дубоссарская

  5. В.И. Аверина

  6. А.Б. Бизунков

Содержание выпуска 4 (117), 2018

  1. І.Б. Вовк

  2. Е.Н. Носенко, Т.Я. Москаленко, Е.В. Смирнова, А.В. Рутинская

  3. M. Gold, A. Andriessen, A. Bader, R. Alinsod, E. Shane French, N. Guerette, Є. Колодченко, М. Krychman, S. Murrmann, J. Samuels

  4. Т.А. Продан, Н.О. Данкович, О.М. Бабенко

  5. О.В. Рыкова

  6. Ю.П. Вдовиченко, О.М. Гопчук

  7. Р.А. Ткаченко

  8. Є.В. Гріжимальський, А.Й. Гарга

Содержание выпуска 3 (116), 2018

  1. Т.В. Авраменко, И.М. Меллина, Н.И. Владимирова

  2. О.І. Буткова, І.А. Жабченко, В.Ф. Олешко

  3. Н.В. Косей, С.И. Регеда, А.И. Западенко

  4. А.С. Шатковська, А.П. Григоренко, О.Г. Горбатюк, А.М. Біньковська, В.Ю. Онишко, O.І. Полунченко, О.Л. Ємельянік

  5. О.В. Ромащенко, С.Н. Мельников, А.В. Бабич

  6. С.Н. Гайдукова, С.В. Выдыборец

Содержание выпуска 2 (115), 2018

  1. І.Б. Вовк, О.В. Трохимович

  2. Р.А. Ткаченко

  3. Л.Б. Маркин

  4. И.И. Лесной

  5. І.Г. Криворчук, Ю.В. Давидова, А.Ю. Ліманська

  6. С.О. Шурпяк, В.І. Пирогова, Н.В. Щурук

  7. О.В. Ромащенко

  8. Р.А. Ткаченко, В.В. Каминский

  9. Є.В. Гріжимальський, А.Й. Гарга

  10. В.І. Горовий

Содержание выпуска 1 (114), 2018

  1. Р.А. Ткаченко, В.В. Каминский

  2. С.Р. Галич

  3. В.І. Медведь, М.Є. Кирильчук, К.М. Дуда

  4. В.И. Черний

  5. А.А. Буднюк

  6. С.Н. Гриценко

  7. Ю.О. Дубоссарська

  8. В.К. Кондратюк, Н.П. Дзись, Н.Е. Горбань, А.И. Нарольская, Н.Д. Коблош

  9. О.О. Єфіменко, О.Ю. Михайленко

  10. А.С. Шатковська, О.Г. Горбатюк, А.П. Григоренко, А.М. Біньковська, В.Ю. Онишко

  11. В.В. Баранова, А.Ю. Ліманська, Ю.В. Давидова

Содержание выпуска 1, 2018

  1. Т.Ф. Татарчук, О.В. Рыкова

  2. Н.В. Косей

  3. О.А. Ефименко

  4. Н.А. Цубанова, А.В. Барская, Т.Д. Губченко

  5. Н.Ю. Педаченко, Н.Ф. Захаренко

  6. І.Б. Вовк

  7. Ю.Т. Цуканов, А.Ю. Цуканов, В.Н. Баженов, И.Ф. Корниенко, В.В. Василевич

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback