скрыть меню

Воспалительные заболевания органов малого таза: роль комбинированной терапии

страницы: 58-64

М.В. Майоров, С.И. Жученко, Е.А. Жуперкова, КУОЗ «Харьковская городская поликлиника № 5». О.Л. Черняк, к.мед.н., кафедра акушерства, гинекологии и перинатологии Харьковской медицинской академии последипломного образования

В статье описаны этиологические факторы и патогенетические механизмы возникновения и развития воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин. Представлены общие принципы антибактериальной терапии, различные аспекты и преимущества использования в клинической практике современных комбинированных препаратов, в частности сочетания фторхинолонов и производных нитроимидазола.

Ключевые слова: воспалительные заболевания органов малого таза, генитальные инфекции, фторхинолоны, нитроимидазолы, Грандазол.

Воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОМТ) в структуре гинекологической патологии составляют 60 % среди амбулаторных и примерно 30 % среди стационарных больных. Они представляют собой одну из основных медицинских проблем, оказывая весьма существенное негативное влияние на здоровье женщин детородного возраста (Коханевич Е. В., 2003). К этим заболеваниям относятся воспалительные процессы матки, маточных труб, яичников и тазовой брюшины. Изолированное воспаление различных отделов полового тракта в клинической практике встречается весьма редко, так как все они взаимодействуют как единое функциональное целое.

За последнее десятилетие во всех странах мира отмечается рост частоты ВЗОМТ на 13 % в общей популяции женщин репродуктивного возраста и на 25 % у применяющих для контрацепции внутриматочные средства (ВМС). В 3 раза повысилась частота тубоовариальных образований воспалительной этиологии.

ВЗОМТ и их последствия оказывают отрицательное воздействие не только на репродуктивную и эндокринную, но и на нервную систему, существенно влияя на психоэмоциональное состояние больных. Последствиями тубоовариальных воспалительных процессов могут быть внематочная беременность, бесплодие, эндометриоз, синдром хронической тазовой боли и др.

По данным многочисленных исследований, у больных ВЗОМТ в 10 раз чаще, чем у здоровых женщин, наблюдается хронический болевой синдром, в 6 раз чаще – эндометриоз, в 20-40 % случаев отмечается бесплодие. Пациенток, имеющих ВЗОМТ, в 10 (десять!) раз чаще оперируют по поводу внематочной беременности, им в 8 раз чаще, чем в общей популяции, производится гистерэктомия (Стрижаков А. Н. и соавт., 1996; Савельева Г. С., 1999; Краснопольский В. И. и соавт., 2001). Высокие экономические затраты, связанные с самим заболеванием и его последствиями, также являются немаловажным фактором.

В обзоре Н. В. Авраменко (2014) отмечен ряд факторов, влияющих на трудности определения фактического уровня заболеваемости ВЗОМТ. К таковым относятся «непризнание болезни» со стороны некоторых пациенток, сложность в получении доступа к квалифицированной медицинской помощи, нередко субъективный метод диагностики заболеваний, отсутствие соответствующей лабораторной базы во многих регионах, недостаток средств и необходимых медикаментов в системе здравоохранения. В 2012 г. было опубликовано Европейское руководство IUSTI/WHO по ведению пациенток с ВЗОМТ, важнейшим принципом которого является соответствие приведенных в нем положений канонам доказательной медицины.

Особенности этиологии и патогенеза ВЗОМТ

вверх

Как известно, микробные ассоциации способствуют лучшей адаптации и паразитированию возбудителя, усиливают патогенность микроорганизмов, их устойчивость к действию антибактериальных препаратов, что осложняет лечение в целом. Согласно результатам последних исследований, ВЗОМТ имеют полимикробную природу. В этиологии ВЗОМТ преобладают возбудители, передающиеся половым путем: Neisseria gonorrheae (до 40 %) и Chlamydia trachomatis (25-30 %). У женщин с ВЗОМТ также выделяют аэробные грамположительные бактерии рода Staphylococcus (53-56 %) и Streptococcus (33 %); условно-патогенную флору (Gardnerella vaginalis, Escherichia coli, Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealiticum), которую обнаруживают изолированно или в ассоциациях (10-15 %); анаэробные бактерии (18 %), чаще всего Peptostreptococcus и Clostridium (17 %). Смешанную аэробную и ан­аэробную флору выявляют в 26 % случаев. Ряд авторов отмечают, что при формировании хронического воспалительного процесса у большинства больных микробный фактор уже не играет существенной роли – нередко индуктором обострения выступает герпетическая инфекция.

Основным механизмом развития ВЗОМТ является микробная инвазия. Значительное место в распространении воспалительного процесса занимают провоцирующие факторы, приводящие к повреждению или ослаблению механизмов защиты организма, что способствует формированию входных ворот для патогенной микрофлоры и ее дальнейшему распространению. К таким факторам относятся менструация, роды (физиологические факторы), аборты, введение ВМС, гистероскопия, гистеросальпингография, оперативные вмешательства (ятрогенные факторы) и др.

Как гласит латинская пословица: «Ignoti nulla curatio morbi – нельзя лечить нераспознанную болезнь», поэтому особое значение приобретает свое­временная и точная диагностика урогенитальных инфекций. С этой целью применяются различные современные методы: прямая иммунофлюоресценция; культуральные методы; серологические методы (реакция связывания комплемента, реакция непрямой гемагглютинации, реакция непрямой иммунофлюоресценции, иммуноферментный анализ); молекулярно-биологические методы: полимеразная цепная реакция, лигазная цепная реакция, РНК-гибридизация с хемолюминисценцией и др.

Особенности группы фторхинолонов

вверх

Учитывая отрицательное воздействие ВЗОМТ на многие органы и системы организма, высокую потенциальную опасность тяжелых осложнений, необходимо проведение комплексной терапии, направленной на различные звенья патологического процесса.

Не подлежит сомнению, что основой медикаментозного лечения любого воспалительного процесса вообще и ВЗОМТ в частности является антибактериальная терапия. Ее значение в современной медицине трудно переоценить. Вряд ли представитель любой врачебной специальности в своей практической деятельности может обойтись без применения антибактериальных препаратов, занимающих важное место среди лекарств, наиболее применяемых в медицине.

В настоящее время благодаря высокой частоте использования в лечебной практике и существенной роли в терапии инфекционных процессов в первых рядах «борцов с микробами» по праву находятся фторхинолоны.

Во многих публикациях представители этой фармакологической группы ошибочно именуются антибиотиками. Однако антибактериальные средства и антибиотики – не одно и то же. Антибиотики являются продуктами природного происхождения либо близкими синтетическими аналогами таковых, в то время как фторхинолоны не имеют природного аналога. Отсутствие аналогов в природной среде обеспечивает высокую активность хинолонов вообще и фторхинолонов в частности относительно полирезистентных штаммов микроорганизмов.

Фторхинолоны относятся к классу хинолонов, который включает еще одну группу препаратов, отличающихся по структуре, активности, фармако­кинетике и широте показаний к применению – нефторированные хинолоны. Хинолоны классифицируют по времени введения в практику новых препаратов с улучшенными антимикробными свойствами. Согласно рабочей классификации, предложенной R. Quintiliani, хинолоны разделяют на четыре поколения (табл. 1).

Поколение хинолонов

Препараты

I поколение(нефторированные хинолоны)

Налидиксовая кислота (неграм, невиграмон)

Оксолиновая кислота (грамурин, диоксацин)

Пипемедиевая кислота (палин, пимидель)

II поколение (монофторхинолоны)

Норфлоксацин (нолицин, норбактин, норилет)

Ципрофлоксацин (цифран, ципринол, ципробай, ципробид, ципронат, ифиципро, ципролет)

Эноксацин

Офлоксацин (таривид, заноцин, офлоксин, офлокс, джеофлокс, зофлокс)

Пефлоксацин (абактал, пелокс 400)

Флероксацин

Ломефлоксацин (максаквин, ломадей, окацин)

III поколение (дифторхинолоны)

Левофлоксацин (локсоф, таваник)

Спарфлоксацин

Грепафлоксацин

IV поколение (трифторхинолоны)

Моксифлоксацин (авелокс)

Гатифлоксацин (тебрис, зиквин, гафлокс, озерлик)

Гемифлоксацин

Тровафлоксацин

Клинафлоксацин

Ситафлоксацин

 

Исследования в области фармакохимии позволили синтезировать молекулы новых препаратов путем устранения фтора в шестом положении, названные дез-фторхинолонами.

Механизм действия фторхинолонов заключается в ингибировании ДНК-гиразы, приводящем к блокированию репликации ДНК и синтеза белка микроорганизма, что обеспечивает быстрое бактерицидное действие. Резистентность к фторхинолонам возникает очень редко, лишь вследствие хромосомных мутаций бактерий. Не наблюдается резистентности, обусловленной плазмидами, энзиматической инактивацией этих препаратов бактериями, нехарактерны и перекрестные реакции с другими классами антибактериальных средств. Фторхинолоны III и IV поколений, в отличие от препаратов II поколения, блокируют еще одну мишень в оболочке бактерий – топоизомеразу IV. Доказано, что ингибирование данного фермента происходит преимущественно у грамположительных бактерий, тогда как у грамотрицательных микроорганизмов блокируется преимущественно ДНК-гираза.

Множество нижеследующих полезных свойств фторхинолонов позволяет им занять ведущие позиции в арсенале современных антибактериальных средств:

  • уникальный для антимикробных средств механизм действия – ингибирование фермента бактериальной клетки ДНК-гиразы;
  • высокая степень антибактериальной активности;
  • широкий спектр антимикробного действия, включающий грамотрицательные и грамположительные аэробные бактерии (некоторые препараты фторхинолонов активны также и против анаэробов), микобактерии, хламидии, микоплазмы;
  • низкая частота резистентности к ним микроорганизмов;
  • высокая биодоступность при приеме внутрь, достаточное проникновение в ткани и клетки макроорганизма, где создаются концентрации, близкие к сывороточным или даже их превышающие;
  • длительный период полувыведения и наличие постантибиотического эффекта, что определяет удобное дозирование (1-2 раза в сутки);
  • возможность сочетанного применения с другими группами антибактериальных средств (β-лактамами, аминогликозидами, макролидами, гликопептидами, линкозамидами, нитроимидазолами);
  • доказанная в контролируемых клинических исследованиях высокая эффективность во время лечения внебольничных и госпитальных инфекций практически любой локализации;
  • возможность применения для эмпирической терапии (в т.ч. в качестве монотерапии) при тяжелых инфекциях амбулаторно и в стационаре;
  • удовлетворительная переносимость;
  • невысокая частота побочных эффектов.

Спектр действия фторхинолонов весьма широк. Наиболее высокую эффективность (сравнимую с эффективностью цефалоспоринов III-IV поколения) фторхинолоны проявляют к грамотрицательным бактериям, прежде всего к Enterobacteriaceae. Высокую чувствительность к этому классу антибактериальных средств имеют гонококки и менингококки, а также прочие грамотрицательные возбудители – Campylobacter jejuni, Moraxella сatarrhalis, Legionella, Haemophilus influenzae, в т.ч. штаммы, продуцирующие β-лактамазы.

Активность препаратов II поколения по сравнению с III и IV относительно грамположительной флоры проявляется в меньшей степени. Некоторые препараты IV поколения (трова­флоксацин, моксифлоксацин, клинафлоксацин) активны относительно анаэробов, в частности Clostridium spp., Bacteroides spp. и метициллин-­резистентных штаммов стафилококков. Это дает возможность применять их в случаях смешанных инфекций для монотерапии.

Прочие фторхинолоны, не имеющие анти­­­анаэробной активности, во время лечения больных со смешанной аэробно-анаэробной инфекцией следует непременно сочетать с соответствующими препаратами, в частности с линкозаминами или нитроимидазолами. Фторхинолоны проявляют активность в отношение хламидий и микоплазм, а также при воспалительных процессах, вызванных U. urealyticum.

Немаловажным является и тот факт, что некоторые препараты этой группы (ципрофлоксацин, левофлоксацин, пефлоксацин, офлоксацин, эноксацин, моксифлоксацин) наряду с приемом внутрь могут применяться парентерально (внутривенно). Эффективной и удобной является так называемая ступенчатая терапия тяжелых инфекций: в начале лечения препараты назначают пар­ентерально, а после улучшения состояния больного переходят на пероральный прием данного (или подобного ему) лекарственного средства.

Клинические показания к применению фторхинолонов, особенно последних поколений, в настоящее время весьма расширились.

Истинное ars medica (искусство врачевания – лат.) заключается в индивидуальном подборе лекарственного препарата. Следует учитывать немало различных факторов, чтобы назначенная медикаментозная терапия была действительно индивидуализированной и оказывала максимальный положительный эффект.

Необходимо иметь в виду различную скорость выведения фторхинолонов из организма. Например, период полувыведения для ципрофлоксацина составляет 3-5 ч, офлоксацина и ломефлоксацина – 5-7 ч, пефлоксацина – 6-10 ч, фторхинолонов III-IV поколения – 10-12 ч. Длительный период полувыведения и наличие постантибиотического эффекта позволяют назначать эти препараты 1-2 раза в сутки, что немало способствует положительному комплаенсу.

Фторхинолоны, как правило, хорошо переносятся больными, частота нежелательных реакций во время их применения колеблется в пределах от 3 до 20 %. По данным И. Г. Березнякова (2001), выраженные побочные реакции, требовавшие отмены препарата, зарегистрированы лишь у 2,5 % больных.

Значимыми в практической деятельности являются данные о взаимодействии фторхинолонов с другими лекарственными средствами (табл. 2).

   

Фторхинолон (А)

Другой препарат (В)

Эффект

Значимость

Ципрофлоксацин

Левофлоксацин

Ломефлоксацин

Моксифлоксацин*

Офлокацин

     

+


Противоаритмические средства(новокаинамид, амиодарон)

Удлинение интервала QT,↑аритмогенной активности

++

+

     

+

Инсулин, оральные гипогликемические средства

↑ или ↓ сахара крови

+

+

     

Кофеин

↑ уровня В

+

+

 

+

 

+

Циметидин

↑ уровня А

+

+

+

+

+

+

Диданозин

↓ абсорбции А

++

+

+

+

+

+

Катионы: Al 3+, Ca 2+, Fe 2+, Mg 2+, Zn 2+

↓ абсорбции А

++

+

     

Фоскарнет

↑ риска судорог

++

+

+

+

 

+

Нестероидные противовоспалительные средства

↑ риска стимуляции ЦНС/судорог

++

+

     

Дифенин

↑ или ↓ уровня В

+

+

 

+

 

+

Пробеницид

↓ почечного клиренса А

+

+

+

+

 

+

Сукралфтат

↓ абсорбции А

++

+

     

Теофиллин

↑ уровня В

++

+

+

+

 

+

Непрямые антикоагулянты

↑ протромбинового времени

+

* Отсутствует взаимодействие с кальцием (Са 2+).

 

В 2016 г. Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами США (FDA) одобрено внесение изменений в инструкции по применению нескольких фторхинолонов. Эти изменения касаются риска потери трудоспособности и возможных стойких побочных эффектов при применении данной группы антимикробных препаратов внутрь или в виде инъекций.

В инструкции внесены предупреждения о возможности развития нарушений со стороны костно-­мышечной системы (сухожилий, мышц, суставов), периферической и центральной нервной системы, которые могут возникать одновременно у одного и того же пациента.

По причине риска возникновения перечисленных выше нежелательных лекарственных реакций FDA рекомендует использование фторхинолонов только в качестве препаратов резерва у пациентов, для которых неприменимы альтернативные варианты лечения острого бактериального риносинусита, обострения хронической обструктивной болезни легких и неосложненных инфекций мочевыводящих путей, а также у лиц с серьезными инфекционными заболеваниями, когда польза от применения фторхинолонов перевешивает риск развития побочных эффектов. В пресс-релизе FDA сообщается, что программа мониторинга безопасности фторхинолонов продолжается как часть рутинной постоянной программы FDA по рассмотрению лекарственных средств, и если будет получена дополнительная информация, данные по безопасности будут обновлены (FDA updates fluoroquinolone safety warnings, July, 26, 2016).

Следует отметить, что оценка экспертов FDA для европейских стран носит рекомендательный характер.

При этом наименьшее количество побочных явлений возникает при лечении норфлоксацином, ципрофлоксацином, офлоксацином и левофлоксацином, которые и остаются основными препаратами этой группы, применяемыми в клиниках Украины. В случае принятия решения о назначении фторхинолонов следует информировать пациента о потенциальных побочных эффектах и важности выполнения рекомендаций. Наряду с этим также учитываются преимущества данных лекарственных средств: отсутствие нефротоксичности, широкий спектр действия и относительно низкий уровень резистентности к ним микроорганизмов.

Резистентность микроорганизмов к фторхинолонам развивается относительно медленно. На фармацевтическом рынке Украины большинство представителей этой группы препаратов (норфлоксацин, офлоксацин, ципр­­офлоксацин, левофлоксацин и др.) дебютировали на 10-15 лет позже, чем в Европе и США.

Сегодня многие из них все еще сохраняют достаточную для эффективного клинического применения антимикробную активность.

В последнее время наше внимание привлек препарат III поколения фторхинолонов левофлоксацин, который характеризуется широким спектром антибактериального действия и высоким уровнем комплаентности (возможность приема один раз в сутки). Отличный бактерицидный эффект этого препарата обеспечивается вследствие угнетения бактериального фермента ДНК-гиразы, которая относится к II типу топоизомераз.

С учетом широты антимикробного спектра и достаточного проникновения левофлоксацина в большинство тканей и сред организма в настоящее время определено множество показаний для его применения. Благоприятные фармакодинамические и фармакокинетические характеристики, высокий профиль безопасности этого препарата позволяют рекомендовать его для лечения инфекций различной локализации и степени тяжести.

Доказано, что левофлоксацин проникает в формируемые микроорганизмами биопленки, что является крайне актуальным в гинекологической практике.

Особенности группы нитроимидазола

вверх

Производные 5-нитроимидазола – высокоактивные антимикробные препараты широкого спектра действия для системного лечения инфекций, вызванных облигатными анаэробными бактериями и простейшими. Они также активны в отношении отдельных представителей факультативных анаэробов и, соответственно, эффективны при инфекциях, вызванных этими микроорганизмами.

По своим биологическим свойствам и механизму антимикробного действия представители группы нитроимидазолов принципиально отличаются от фармакологических препаратов других химических групп.

Они оказывают избирательный бактерицидный эффект в отношении тех микроорганизмов, ферментные системы которых способны восстанавливать нитрогруппу. Активные восстановленные формы препаратов нарушают репликацию ДНК и синтез белка в микробной клетке, ингибируют тканевое дыхание. Препараты этой группы активны в отношении Trichomonas vaginalis, Entamoeba histolytica и Giardia lamblia, а также некоторых ­ан­аэробных бактерий (Clostridium spp., Bacteroides spp., Fusobacterium spp.) и анаэробных кокков.

Первым препаратом группы имидазолов стал появившийся в 1959 г. метронидазол. В течение последующих 40 лет был синтезирован ряд новых препаратов этой группы, обладающих высокой активностью в отношении простейших и анаэробных бактерий. На протяжении нескольких десятилетий применения метронидазола произошли изменения защитных свойств микроорганизмов, проявившиеся в образовании устойчивых штаммов. И на сегодняшний день главным недостатком этого препарата является возникновение к нему устойчивости со стороны трихомонад. Так, в последние годы описано более 100 штаммов T. vaginalis, устойчивых к действию метронидазола, в США и 20 резистентных штаммов – в Европе.

Представитель группы нитроимидазолов более позднего поколения орнидазол является гораздо более эффективным и безопасным препаратом в лечении урогенитального трихомониаза, чем метронидазол.

В исследовании in vitro (Inceboz T., 2004) было установлено, что орнидазолу свойственна более высокая активность в отношении трофозоитов T. vaginalis по показателям минимальной ингибирующей концентрации.

Орнидазол обладает лучшими фармакокинетическими параметрами, чем метронидазол, что позволяет сократить длительность лечения, не снижая его эффективности. Так, например, после применения орнидазола в крови более длительно поддерживается эффективная противотрихомонадная концентрация. Кроме того, этот препарат имеет лучшую переносимость и комплаентность.

Таким образом, применение высокоактивного препарата группы нитроимидазолов способствует значительному расширению возможностей антибактериальной терапии при многочисленных инфекциях урогенитального тракта.

Фторхинолон + орнидазол в лечении ВЗОМТ

вверх

С учетом полиэтиологичности ВЗОМT потенциально активным против всех возбудителей данной патологии в настоящее время является комбинация современных фторхинолонов и препаратов группы нитроимидазола. В этой связи представляет интерес комбинированный антибактериальный препарат Грандазол, эффективный в лечении острых и подострых воспалительных процессов матки и ее придатков, а также в профилактике гнойно-воспалительных осложнений после проведения гинекологических операций. В 1 мл раствора Грандазола содержится 2,5 мг левофлоксацина и 5 мг орнидазола. Спектр действия охватывает большинство известных грамположительных, грамотрицательных, анаэробных бактерий, а также простейших. Широкий спектр действия Грандазола, не имеющего аналогов, позволяет эффективно применять его для эмпирической терапии.

Так, при лечении препаратом Грандазол 60 женщин с манифестными хроническими рецидивирующими ВЗОМТ (Татарчук Т. Ф. и соавт., 2015) у большинства из них клинические проявления воспалительного процесса минимизировались к 3-тьим суткам и полностью исчезли в течение 10 дней пребывания в стационаре. На протяжении 3-месячного периода наблюдения за пациентками, которые получили вышеуказанное лечение, исследователями не было отмечено ни одного случая рецидива. Изучение результатов бактериологического исследования микробиоценоза влагалища у женщин до терапии и через 3 и 6 мес после нее также показало существенную положительную динамику. Так, ни у одной пациентки не было выявлено T. vaginalis, а наличие C. trachomatis без клинических проявлений зафиксировано только у одной больной. Авторами сделан вывод, что в случае выраженных клинических проявлений воспалительного процесса препаратом выбора для эмпирического лечения можно считать препарат Грандазол, который наряду с активностью в отношении всех потенциальных возбудителей ВЗОМТ обладает также высокой комплаентностью.

В исследование (Голяновский О. В. и соавт., 2016), в котором изучали эффективность препарата Грандазол по сравнению с традиционным комбинированным антимикробным лечением, было включено 79 (40 – основная группа, 39 – контрольная) женщин с острыми ВЗОМТ.

В качестве этиотропной терапии больным основной группы назначали препарат Грандазол 1 раз в сутки 100 мл внутривенно капельно в течение 3 дней с последующим переходом на пер­оральную антибиотикотерапию. Пациентки контрольной группы получали лечение цефтриаксоном 1 г внутримышечно каждые 12 ч в течение первых 3 сут (с последующим снижением дозы до 1 г/сут) и метронидазол 500 мг перорально дважды в сутки. Курс терапии составил 10 сут. В соответствии с результатами исследования в основной группе наблюдались более быстрое уменьшение выраженности симптомов воспаления, нормализация температуры тела, снижение степени лейкоцитоза. Значительное улучшение самочувствия больных этой группы отмечалось уже в конце 2-3-го дня лечения, в отличие от пациенток контрольной группы, у которых уменьшение болевого синдрома, нормализация температуры тела и общего самочувствия наблюдалось на 5-е сутки терапии. Таким образом, установлено, что Грандазол обладает лучшей клинической эффективностью при воспалительных заболеваниях матки и ее придатков по сравнению с комбинацией цефтриаксон и метронидазол. По мнению авторов исследования, такой эффект был достигнут благодаря широкому спектру антибактериального действия, хорошему профилю безопасности, удобству внутривенного введения (1 раз в сутки) комбинированного препарата.

Еще одно исследование (Бойчук А. В., 2015) было посвящено оценке эффективности Грандазола в лечении комбинированных микст-инфекций у больных с бесплодием при предоперационной санации влагалища, а также изучению влияния проведенного лечения на послеоперационные осложнения и отдаленные результаты восстановления репродуктивного здоровья. Все участницы исследования (n = 50) были разделены на две группы в соотношении 1:1. Пациентки первой группы в послеоперационном периоде ежедневно получали внутривенно по 1 г цефтриаксона и 100 мл метронидазола в течение 5 дней. Во второй группе для предоперационной санации в течение 2 дней использовали Грандазол внутривенно один раз в сутки и в дальнейшем (в послеоперационном периоде) в той же дозе в течение 3 дней. В группе Грандазола отмечена достоверно более низкая частота развития инфекционных осложнений в послеоперационном периоде и отдаленных последствий хирургического вмешательства по поводу двусторонней непроходимости маточных труб. Так, беременность в течение года после лечения у больных этой группы наступала в 1,8 раза чаще, чем в группе пациенток, получивших традиционную антибактериальную терапию. Оценка переносимости препарата проводилась как врачом, так и пациенткой. Больные оценили этот показатель субъективно как «очень хорошо» в 33 % случаев, «хорошо» в 47 %, «удовлетворительно» в 20 % случаев. Неудовлетворительной оценки не отмечено. Полученные результаты свидетельствуют, что по активности Грандазол превосходит традиционные препараты. Его применение позволяет активно и эффективно проводить предоперационную подготовку при хирургическом лечении заболеваний женских половых органов, а также осуществлять послеоперационный контроль развития инфекционно-воспалительных осложнений.

Таким образом, ВЗОМТ относятся к числу инфекционных заболеваний, наиболее распространенных среди женщин репродуктивного возраста. Помимо C. trachomatis и N. gonorrhoeae, в развитии ВЗОМТ участвуют и другие патогенные микроорганизмы, такие как Mycoplasma genitalium и ассоциированные с бактериальным вагинозом бактерии. Препараты, входящие в схемы терапии ВЗОМТ, должны быть активны в отношении указанных микроорганизмов. Этому требованию в полной мере отвечают комбинированные препараты, обладающие уникально широким спектром антимикробной активности, который включает грамположительные и грамотрицательные аэробные, внутриклеточные и анаэробные микроорганизмы, а также простейшие.

Список использованной литературы

1. Авраменко Н. В. Воспалительные заболевания органов малого таза у женщин как ведущий фактор формирования трубно-перитонеального бесплодия. Запорожский мед. журнал. 2014. № 4 (85). С. 63-68.

2. Березняков И. Г. Фторхинолоны – уникальный класс антибактериальных средств. Клиническая антибиотикотерапия. 2001. № 4 (12). С. 14-17.

3. Вдовиченко Ю. П. Воспалительные заболевания органов малого таза – комплексный подход для эффективной терапии. Здоровье женщины. 2012. № 4. С. 102-108.

4. Грищенко О. В., Струк Т. А. Комплексная реабилитационная терапия у пациенток с воспалительными заболеваниями органов малого таза – залог сохранения репродуктивной функции. Здоровье женщины. 2011. № 6. С. 143-150.

5. Грищенко О. В., Лахно И. В. Новые акценты в лечении пациенток с воспалительными заболеваниями органов малого таза. Здоровье женщины. 2013. № 9. С. 147-151.

6. Дубчак А. Е. Неспецифические воспалительные заболевания органов малого таза у женщин. Здоровье женщины. 2013. № 2. С. 51-55.

7. Зароченцева Н. В. и др. Воспалительные заболевания органов малого таза у женщин (обзор литературы). Гинекология. 2013. Т. 15. № 4. С. 65-69.

8. Коган Б. Г., Гордеева Г. Д. Выбор антибиотиков при лечении воспалительных заболеваний женских половых органов смешанной этиологии. Репродуктивная эндокринология. 2013. Т. 6. С. 57-62.

9. Косей Н. В. Современные принципы лечения воспалительных заболеваний женских половых органов. Репродуктивная эндокринология. 2013. № 1. С. 78-85.

10. Серов В. Н., Дубницкая Л. В., Тютюнник В. Л. Воспалительные заболевания органов малого таза: диагностические критерии и принципы лечения. РМЖ. 2011. № 1. С. 4.

11. Майоров М. В. Фторхинолоны в гинекологии. Провизор. 2006. № 2. С. 25-27.

12. Майоров М. В. Урогенитальный хламидиоз в амбулаторной гинекологии. Провизор. 2004. № 10. С. 40-43.

13. Падейская Е. Н. Антимикробные препараты группы фторхинолонов. Русский медицинский журнал. 1999. № 10 (92). С. 470-476.

14. Посохова К., Вікторов О., Мальцев В., Шараєва М. Фторхінолони: основи ефективного та безпечного застосування. Ліки України. 2004. № 1 (78). С. 14-23.

15. Серов В. Н., Дубницкая Л. В., Тютюнник В. Л. Воспалительные заболевания органов малого таза: диагностические критерии и принципы лечения. РМЖ. 2011. № 1. С. 4.

16. Страчунский Л. С., Белоусов Ю. Б., Козлов С. Н. (ред.) Антибактериальная терапия. Практическое руководство. Москва: Полимаг., 2000. 190 с.

17. FDA рекомендует ограничить применение антибиотиков группы фторхинолонов. Медицинские аспекты здоровья мужчины. 2016. № 2. С.21-24.

18. Чоп’як В. В., Федоров Ю. В. Особливості застосування фторхінолонів у клінічній практиці. Новости медицины и фармации. 2005. № 10. С. 16.

19. Inceboz T., Inceboz U., Ozturk S. Comparative in vitro cytotoxic effects of ornidazole, metronidazole and ciprofloxacin against Trichomonas vaginalis trophozoites. J Chemother 2004; 16: 459-462.

20. Татарчук Т. Ф., Захаренко Н. Ф., Юсько Т. І., Яроцька Н. В. Хронічні запальні захворювання органів малого таза – ефективне лікування та профілактика рецидиву. Репродуктивна ендокринологія. 2015. № 4 (24). С. 37-41.

21. Голяновський О. В., Слободян Ю. В., Будченко М. А. Клінічна ефективність сучасної антибіотикотерапії при запальних захворюваннях матки та її придатків. Репродуктивна ендокринологія. 2016. № 4 (30). С. 64-67.

22. Бойчук А. В. Микст-инфекция в акушерстве и гинекологии и современные подходы к ее лечению. Медицина неотложных состояний. 2015. № 6 (69). С. 92-95.

Запальні захворювання органів малого таза: роль комбінованої терапії

М. В. Майоров, С. І. Жученко, О. О. Жуперкова, О. Л. Черняк

У статті викладено етіологічні фактори і патогенетичні механізми виникнення та розвитку запальних захворювань органів малого таза у жінок. Представлено загальні принципи антибактеріальної терапії, різні аспекти й особливості застосування в клінічній практиці сучасних комбінованих препаратів, зокрема поєднання фторхінолонів та похідних нітроімідазолу.

Ключові слова: запальні захворювання органів малого таза, генітальні інфекції, фторхінолони, нітроімідазол, Грандазол.

Pelvic inflammatory diseases: role of combined treatment

M. V. Mayorov, S. I. Zhuchenko, E. A. Zhuperkova, O. L. Cherniak

The article describes the etiological factors and pathogenic mechanisms of the onset and development of pelvic inflammatory diseases in women. General principles of antibacterial therapy, various aspects and benefits of use of modern complex drugs, particularly, combination of fluoroquinolones and nitroimidazole derivatives are presented.

Keywords: pelvic inflammatory diseases, genital infections, fluoroquinolones, nitroimidazole, Grandazol.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2017 Год

Содержание выпуска 7-8 (112-113), 2017

  1. Ю.В. Давыдова, Р.А. Ткаченко, А.Ю. Лиманская

  2. С.О. Дубров, Ю.В. Давидова

  3. В.И. Черний

  4. А. Злотник

  5. О.В. Голяновський

  6. І.Б. Вовк, О.О. Зелінський

  7. Ю.В. Тезиков, И.С. Липатов, Н.А. Фролова, О.А. Кутузова, А.В. Приходько

  8. И.А. Зайцев

  9. А.С. Исаева, В.И. Волков

  10. В.А. Савоськина

Содержание выпуска 6 (111), 2017

  1. Т.В. Герасимова

  2. О.Г. Горбатюк, А.С. Шатковська, А.П. Григоренко, А.М. Біньковська, В.Ю. Онишко

  3. Н.В. Зароченцева, Е.А. Кашина, Н.С. Меньшикова, И.Д. Рижинашвили

  4. Р.О. Ткаченко, В.В. Петриченко

  5. З.М. Дубоссарская, Ю.А. Дубоссарская

  6. І.Б. Вовк, О.О. Зелінський

  7. В.І. Горовий, О.М. Капшук, О.І. Яцина, Л.Ю. Трифонюк, Р.К. Балацький, О.В. Горовий

Содержание выпуска 5 (110), 2017

  1. И.А. Жабченко

  2. М.В. Майоров, С.И. Жученко, О.Л. Черняк

  3. В.І. Горовий, О.І. Яцина, Л.Ю. Трифонюк, Р.К. Балацький

  4. И.В. Кузнецова, Е.В. Ших

  5. Г.Н. Дранник, И.П. Кайдашев, И.Я. Господарский, О.А. Гизингер

  6. Р.А. Ткаченко

  7. С.Р. Мравян, И.О. Шугинин

Содержание выпуска 4 (109), 2017

  1. А.А. Ковалев

  2. О.А. Ефименко

  3. О.В. Качалина, Л.Д. Андосова, Д.Д. Елисеева, С.В. Засыпкина, Г.А. Микаилова

  4. П.Н. Веропотвелян, Н.П. Веропотвелян

Содержание выпуска 3 (108), 2017

  1. А.П. Григоренко, А.С. Шатковська, О.Г. Горбатюк, А.М. Біньковська, В.Ю. Онишко, Д.А. Аврамишин

  2. Р.А. Ткаченко

  3. В.И. Медведь

  4. П.Н. Веропотвелян

Содержание выпуска 2 (107), 2017

  1. І.А. Жабченко, В.Ф. Олешко

  2. Р.О. Ткаченко

  3. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян, А.А. Бондаренко, В.Н. Костинец

  4. В.К. Кондратюк, Н.Є. Горбань, Н.Д. Коблош

  5. М.В. Майоров, С.И. Жученко, Е.А. Жуперкова, О.Л. Черняк

  6. І.М. Рудик, А.С. Шатковська, О.І. Полунченко, С.В. Полунченко

  7. О.В. Ромащенко, В.М. Григоренко, В.В. Білоголовська, M.О. Koсюхно, С.М. Мельников

  8. М.О. Арефьева, В.В. Лисица

  9. Т.В. Смирнова, М.Г. Лебедева, Х.Ю. Симоновская, Н.Л. Артикова

Содержание выпуска 1 (106), 2017

  1. Г.Ф. Рощина

  2. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян, И.В. Гужевская, Л.А. Жабицкая

  3. В.Е. Радзинский, И.М. Ордиянц, О.С. Побединская, Е.В. Зыков

  4. Ю.А. Дубоссарская, З.М. Дубоссарская

  5. М.Д. Тронько, Ю.Г. Антипкін, В.В. Камінський, Т.Ф. Татарчук та ін.

Содержание выпуска 1 (105), 2017

  1. І.Б. Вовк, А.Г. Корнацька, О.В. Трохимович

  2. Е.Н. Носенко, Г.Дж.А. Карп (H.J.A. Carp), Д.Г. Коньков

  3. П.Н. Веропотвелян, В.В. Радченко, И.В. Гужевская, И.С. Цехмистренко, Л.А. Жабицкая, С.П. Яручик, П.С. Горук

  4. В.И. Медведь

  5. В.В. Камінський, М.Н. Шалько, О.І. Гервазюк

  6. В.Н. Шишкова

Содержание выпуска 1, 2017

  1. Олександр Йоскович, Р.О. Ткаченко, Даніель Шаталін

  2. В.И. Медведь

  3. Р.А. Ткаченко

  4. М.В. Майоров, Е.А. Жуперкова, С.И. Жученко, О.Л. Черняк

  5. В.И. Кисина

  6. І.М. Рудик, А.С. Шатковська, О.І. Полунченко, С.В. Полунченко

  7. І.Б. Вовк, О.О. Зелінський

  8. О.В. Рыкова

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback