скрыть меню

Чувствительность грибов рода Candida к препаратам азолового ряда

страницы: 41-44

Результаты исследования in vitro

Развитие резистентности к противогрибковым препаратам является основной проблемой в лечении кандидоза. Поэтому для эффективной терапии определение чувствительности различных штаммов Candida spp. к применяемым антифунгальным препаратам имеет особое значение. Предлагаем вашему вниманию обзор статьи K. Zomorodian, A. Bandegani, H. Mirhendi et al., в которой представлены результаты исследования in vitro, проведенного авторами с целью определения чувствительности клинических изолятов Candida spp. к нескольким препаратам азолового ряда, а также частоты развития эффекта парадоксального роста.

Кандидоз представляет собой инфекционное заболевание, которое характеризуется широким спектром симптомов: от умеренного дерматоза до системного поражения с высоким уровнем смертности. Дрожжеподобные грибы рода Candida являются наиболее частым видом грибов, выделяемых у больных раком. Они занимают второе место в структуре причин катетер-ассоциированной инфекции мочевыводящих путей, третье – среди патогенов, вызывающих сепсис у детей и, наконец, четвертое – по частоте нозокомиальной гематогенной грибковой инфекции с высочайшим уровнем смертности. В последнее время наблюдается тенденция к увеличению доли кандидозов, вызванных грибами вида non-albicans. Несмотря на то что вид Candida аlbicans по-прежнему является наиболее распространенным, частота выявления non-аlbicans значительно повысилась. Кроме того, важнейшей проблемой является растущая резистентность дрожжеподобных грибов, особенно вида non-albicans, к современным антифунгальным препаратам. Появление устойчивых штаммов повышает частоту случаев неэффективного лечения, а также риск развития осложнений и смертности, обусловливает увеличение срока пребывания пациента в стационаре. Некоторые факторы, например деятельность человека, чрезмерное или неправильное применение антибиотиков, увеличение в популяции количества иммунокомпрометированных лиц, усугубляют эту проблему. Поэтому первым шагом в преодолении антифунгальной резистентности является определение уровней локальной устойчивости.

С этой целью Институтом клинических лабораторных стандартов США и Европейским комитетом по определению антимикробной чувствительности рекомендовано два метода: метод последовательных микроразведений в питательной среде и диско-диффузионный. В процессе определения минимальной ингибирующей концентрации (МИК) препаратов этими методами основными проблемами становятся прочтение и интерпретация результатов. Трудности в оценке МИК связаны с так называемым феноменом парадоксального роста. Сущность этого явления состоит в сохраняющемся (хотя и уменьшенном) росте дрожжеподобных грибов в серии последовательных микроразведений. Хотя первопричина этого эффекта остается невыясненной, многими исследователями выдвинуто предположение о роли активации некоторых генов, участвующих в формировании резистентности к азольным препаратам. Кроме того, некоторые авторы считают, что в формировании феномена могут принимать участие такие факторы, как размер инокулюма, температура инкубации и молекулярная характеристика штаммов. Ряд ученых обнаружили, что добавление к питательной среде RPMI глюкозы или коррекция среднего уровня рН ≤ 5 способствует подавлению эффекта парадоксального роста. Несмотря на то что феномен парадоксального роста может осложнить определение МИК, он не свидетельствует о клинической резистентности. В соответствии с результатами экспериментов на моделях мышей изоляты, проявляющие данный эффект in vitro, могут оказаться чувствительными in vivo.

Целью представленного в статье исследования было определение in vitro чувствительности клинических изолятов Candida spp. к нескольким препаратам азолового ряда, а также частоты развития эффекта парадоксального роста.

Материалы и методы исследования

вверх

Выделение и идентификация видов дрожжеподобных грибов

В общей сложности было протестировано 193 штамма грибов рода Candida, выделенных из клинического материала. Изоляты были получены из разных биотопов тела: 118 (57,6 %) – из ротовой полости; 64 (30,7 %) – из крови; 17 (8,3 %) – из генитального тракта; 7 (3,4 %) – из дыхательных путей. С целью первичной идентификации и выделения смешанных видов все изоляты дрожжеподобных грибов были посеяны на среду CHROMagar Candida. Идентификацию грибов проводили посредством метода полимеразной цепной реакции с анализом полиморфизма длины рестрикционных фрагментов.

Определение антифунгальной чувствительности

Чувствительность к флуконазолу, кетоконазолу, вориконазолу и итраконазолу исследовалась методом микроразведений в бульоне. МИК определяли визуально через 24 и 48 ч. МИК считалась минимальная концентрация лекарственного средства, при которой наблюдается подавление видимого роста микроорганизма (уменьшение мутности бульона) в сравнении с таковым в контрольном образце, не содержащем медикамента. Каждый опыт проводили троекратно. Эффект парадоксального роста, характеризующийся неполным подавлением роста, фиксировали через 48 ч инкубации. Кроме того, 10 мкл питательной среды из ячеек, в которых не отмечено видимого роста грибов, в дальнейшем были высеяны на агар Сабуро с декстрозой для определения минимальной фунгицидной концентрации (МФК). МФК считалась наиболее низкая концентрация с содержанием ≤ 4 колоний, что соответствует элиминации 98 % грибов первоначального инокулюма.

Критерии оценки (пограничные значения) чувствительности исследуемых антифунгальных препаратов соответствовали предложенным Институтом клинических лабораторных стандартов США. Пограничные значения МИК для флуконазола ≤ 8 мкг/мл, 16-32 мкг/мл и 64 мкг/мл соответствовали характеристикам категорий: чувствительные, чувствительные в зависимости от дозы, резистентные. Для итраконазола эти показатели составили ≤ 0,12 мкг/мл; 0,25-0,5 мкг/мл и ≥ 1 мкг/мл соответственно. Для валидации результатов были использованы два контрольных штамма (C. albicans ATCC 10261 и C. krusei ATCC 6258).

Наличие эффекта парадоксального роста определялось в штаммах тех грибов, которые проявляли чувствительность к МИК через 24 ч инкубации и резистентность – в последующие 48 ч.

Результаты

вверх

Методом полимеразной цепной реакции с анализом полиморфизма длины рестрикционных фрагментов идентифицированы следующие виды дрожжеподобных грибов: 114 (59,1 %) С. albicans; 27 (14,0 %) C. parapsilosis; 17 (8,8 %) C. tropicalis; 16 (8,3 %) C. glabrata; 14 (7,2 %) C. dubliniensis; 3 (1,6 %) C. krusei; 2 (1,0 %) C. guilliermondii. Результаты определения чувствительности всех видов грибов к флуконазолу, кетоконазолу, вориконазолу и итраконазолу представлены в таблице 1.

Вид Candida

Флуконазол

Итраконазол

Кетоконазол

Вориконазол

Р

Ч

ДЗЧ

Р

Ч

ДЗЧ

Р

Ч

ДЗЧ

Р

Ч

С. albicans

24 (60,0)

85 (60,4)

5 (41,6)

40 (72,7)

70 (61,4)

4 (16,6)

2 (66,7)

91 (54,9)

21 (87,5)

38 (74,5)

76 (53,6)

C. tropicalis

11 (27,5)

4 (2,8)

2 (16,7)

11 (20,0)

5 (4,4)

1 (4,2)

0 (0,0)

15 (9,0)

2 (8,3)

8 (15,7)

9 (6,3)

C. parapsilosis

1 (2,5)

25 (17,7)

1 (8,3)

1 (1,8)

17 (14,9)

9 (37,5)

0 (0,0)

27 (16,3)

0 (0,0)

1 (2,0)

26 (18,3)

C. glabrata

0 (0,0)

14 (9,9)

2 (16,7)

0 (0,0)

8 (7,0)

8 (33,3)

0 (0,0)

16 (9,6)

0 (0,0)

0 (0,0)

16 (11,3)

C. krusei

1 (2,5)

0 (0,0)

2 (16,7)

0 (0,0)

3 (2,6)

0 (0,0)

0 (0,0)

3 (1,8)

0 (0,0)

0 (0,0)

3 (2,1)

C. dubliniensis

3 (7,5)

11 (7,8)

0 (0,0)

3 (5,5)

10 (8,8)

1 (4,2)

1 (33,3)

12 (7,2)

1 (4,2)

4 (7,8)

10 (7,0)

C. guilliermondii

0 (0,0)

2 (1,4)

0 (0,0)

0 (0,0)

1 (0,9)

1 (4,2)

0 (0,0)

2 (1,2)

0 (0,0)

0 (0,0)

2 (1,4)

Всего

40 (100)

141 (100)

12 (100)

55 (100)

114 (100)

24 (100)

3 (100)

166 (100)

24 (100)

51 (100)

142 (100)

Примечание: Р – резистентность; Ч – чувствительность; ДЗЧ – дозозависимая чувствительность

 

К флуконазолу оказались чувствительными 73 % изолятов (МИК ≤ 16,0 мкг/мл), чувствительными в зависимости от дозы – 6,2 % и резистентными – 20,8 %. Среди 40 резистентных штаммов 24 (60 %) принадлежали к виду С. albicans, 11 (27,5 %) – C. tropicalis и 3 (7,5 %) – C. dubliniensis. При сравнении этих видов грибов выявлено, что C. tropicalis имели самый высокий (64,7 %) уровень резистентности к флуконазолу.

К итраконазолу проявили чувствительность 59,1 % изолятов грибов, дозозависимую чувствительность – 12,4 % и резистентность – 28,5 %. Из 55 устойчивых штаммов 40 (72,7 %) идентифицированы как C. albicans, 11 (20 %) – C. tropicalis, 3 (5,5 %) – как C. dubliniensis и 1 (1,8 %) как C. parapsilosis. Среди всех протестированных видов самый высокий уровень резистентности выявлен у C. tropicalis (64,7 %). Все исследованные штаммы C. glabrata, C. guilliermondii и C. krusei оказались чувствительными к итраконазолу.

Чувствительность и устойчивость к вориконазолу обнаружены у 73,6 и 26,4 % изолятов Candida соответственно. Установлено, что наиболее высоким (47,1 %) уровнем резистентности обладают грибы вида C. tropicalis. Все выделенные штаммы C. glabrata, C. guilliermondii и C. krusei проявили чувствительность к вориконазолу.

Из общего количества исследованных изолятов только три оказались резистентными к кетоконазолу, в т.ч. два из вида C. albicans и один C. dubliniensis. Однако чувствительность в зависимости от дозы к кетоконазолу обнаружена у 24 видов дрожжеподобных грибов, из них – 21 C. albicans, 2 – C. tropicalis и 1 – C. dubliniensis.

Распределение частоты выявления феномена парадоксального роста протестированных штаммов грибов представлено в таблице 2. Наиболее высокий уровень парадоксального роста был индуцирован вориконазолом (14 %). Остальные препараты по данному показателю распределились следующим образом: итраконазол (13,5 %), флуконазол (12,4 %) и кетоконазол (9,8 %).

Вид Candida

Кол-во штаммов с эффектом парадоксального роста в присутствии азоловых препаратов, абс. ч. (%)

Кетоконазол

Итраконазол

Флуконазол

Вориконазол

С. albicans (n = 114)

17 (89,5)

24 (92,3)

22 (91,7)

21 (77,8)

C. tropicalis (n = 17)

1 (5,3)

0 (0,0)

0 (0,0)

3 (11,1)

C. parapsilosis (n = 27)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

C. glabrata (n = 16)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

C. krusei (n = 3)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

C. dubliniensis (n = 14)

1 (5,3)

2 (7,7)

2 (8,3)

3 (11,1)

C. guilliermondii (n = 2)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

0 (0,0)

Всего (n = 193)

19 (100)

26 (100)

24 (100)

27 (100)

 

Обсуждение

вверх

Флуконазол является одним из наиболее широко назначаемых антифунгальных препаратов для лечения поверхностного и системного кандидоза. Уровень резистентности к данному препарату в разных странах варьируется от 2,9 до 85 %, что объясняется различиями в протоколах и стратегиях лечения (Lee J.S. et al., 2007; Panizo M.M. et al., 2009; Shokohi T. et al., 2011;). Согласно результатам представленного в этой статье исследования, приблизительно пятая часть протестированных видов Candida оказалась устойчивой к флуконазолу, что как минимум в два раза больше, чем сообщалось ранее. Можно предположить, что такая разница в показателях чувствительности к флуконазолу обусловлена широким применением этого препарата как для лечения, так и для профилактики. Среди всех протестированных видов дрожжеподобных грибов C. tropicalis оказались наиболее устойчивыми к флуконазолу, что совпадает с результатами исследования Seman et al. Несмотря на то что имеются сведения о природной резистентности к флуконазолу C. glabrata, в данном исследовании не было обнаружено устойчивых штаммов этого вида грибов.

Итраконазол имеет более широкий спектр противогрибковой активности, чем флуконазол и обычно назначается для лечения системной грибковой инфекции, в т.ч. кандидоза. В недавних исследованиях выявлено, что уровень резистентности к данному препарату варьируется от 2 до 38,4 %. Согласно данным настоящего исследования, наиболее высокий уровень резистентности грибов определялся в отношении итраконазола в сравнении с другими препаратами азолового ряда, что согласуется с результатами еще нескольких более ранних исследований (Lee J. S. et al., 2007; Panizo M. M. et al., 2009; Badiee P. et al., 2010). Наиболее устойчивыми к итраконазолу видами были С. albicans (72,7 %) и C. tropicalis (20 %).

Кетоконазол – это противогрибковое средство, производное имидазола, для местного применения. Уровни резистентности к кетоконазолу грибов рода Candida остаются низкими – от 1 до 37 %. В соответствии с результатами описанного в статье исследования только 1,5 % протестированных штаммов дрожжеподобных грибов оказались устойчивыми к кетоконазолу, что может быть обусловлено способом применения (местно) или низкой частотой назначения по сравнению с другими препаратами азолового ряда.

Установлено, что противогрибковые средства обладают свойством индуцировать эффект парадоксального роста. Согласно результатам данного исследования, наиболее высокая частота этого феномена отмечена у С. albicans и C. dubliniensis. Из 114 изолятов С. albicans у 14,9-21 % определялся парадоксальный рост в тестах с исследуемыми азолами. Следует отметить, что указанное явление не обнаружено в штаммах C. parapsilosis, C. krusei, C. guilliermondii и C. glabrata. Влияние эффекта парадоксального роста на резистентность микроорганизмов изучалось ранее (Arthington-Skaggs B. A. et al., 2002). Очевидной корреляции между его наличием и клиническим исходом заболевания не выявлено.

В данном исследовании были обнаружены высокие уровни резистентности дрожжеподобных грибов к итраконазолу и флуконазолу. Полученные результаты обусловливают необходимость проведения регулярного исследования чувствительности к антифунгальным препаратам в медицинских учреждениях. Мониторинг локальных уровней чувствительности также способствует разработке эффективных рекомендаций по профилактике, эмпирической терапии и ведению пациентов с кандидозом.

Подготовила Виктория Лисица

По материалам: K. Zomorodian, A. Bandegani, H. Mirhendi et al.

In Vitro Susceptibility and Trailing Growth Effect of Clinical Isolates of Candida Species to Azole Drugs // Jundishapur J Microbiol. 2016; 9 (2): e28666.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2016 Год

Содержание выпуска 7 (104), 2016

  1. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян и др.

  2. С.А. Ласачко

  3. О.В. Грищенко, С.М. Коровай, И.В. Лахно и др.

  4. О.В. Ісламова

  5. Ю.С. Муцалханова, В.Ю. Тикиджиева, В.С. Гимбут и др.

  6. А.Б. Бизунков

Содержание выпуска 6 (103), 2016

  1. І.Б. Вовк

  2. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян

  3. С.П. Пасєчніков, М.В. Мітченко, П.О. Самчук

  4. М.В. Майоров, Е.А. Жуперкова, С.И. Жученко и др.

  5. Н.Ф. Лигирда, В.С. Свинцицкий

Содержание выпуска 5 (102), 2016

  1. О.В. Рыкова

  2. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян и др.

  3. В.И. Опрышко, Д.С. Носивец

  4. Р.А. Ткаченко

  5. А.В. Жигулін, В.Я. Палиця, О.А. Дмитренко та ін.

  6. И.В. Высоцкая, В.П. Летягин

Содержание выпуска 4 (101), 2016

  1. І.Б. Вовк, Г.М. Абабкова, В.К. Кондратюк

  2. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян и др.

  3. В.І. Коровай, О.П. Танько, І.С. Остапова та ін.

  4. Н.В. Керимкулова, Н.В. Никифорова, И.Ю. Торшин и др.

  5. Л.А. Луценко

Содержание выпуска 3 (100), 2016

  1. Т.Ф. Татарчук

  2. Р.А. Ткаченко

  3. І.М. Рудик, А.С. Шатковська, О.І. Полунченко та ін.

  4. О.В. Кравченко

  5. Н.Т. Ватутин, Е.В. Ещенко, Ю.П. Гриценко и др.

  6. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян и др.

Содержание выпуска 2 (98), 2016

  1. М.В. Майоров, С.И. Жученко, О.Л. Черняк

  2. В.Н. Серов

  3. С.А. Ласачко

  4. О.В. Рыкова

  5. І.М. Мелліна, Т.В. Авраменко, О.А. Владимиров та ін.

  6. П.Н. Веропотвелян, Н.П. Веропотвелян, А.А. Бондаренко и др.

  7. В.И. Опрышко, Д.С. Носивец

Содержание выпуска 2-1 (99), 2016

  1. А.М. Феськов, И.А. Феськова, И.М. Мирошниченко и др.

  2. С.Н. Бакшеев, Е.Н. Гопчук

  3. О.В. Рыкова

Содержание выпуска 1, 2016

  1. О.В. Ромащенко, Л.Ф. Яковенко, Н.О. Мироненко

  2. В.К. Кондратюк, Н.Д. Коблош, Н.Є. Горбань

  3. П.Н. Веропотвелян, И.С. Цехмистренко, Н.П. Веропотвелян и др.

  4. В.І. Горовий

  5. Е.Н. Носенко

  6. О.М. Гопчук

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback