скрыть меню

Конизация шейки матки и исходы последующей беременности

Только незначительное количество из всех случаев диагностированной цервикальной интраэпителиальной неоплазии (ЦИН) в дальнейшем прогрессирует в инвазивный рак шейки матки (ШМ). Однако прогнозировать течение предракового процесса практически невозможно. В связи с этим при выявлении ЦИН стандартно проводится хирургическое лечение – конизация ШМ (КШМ).
В последние годы наблюдается увеличение численности пациенток, планирующих реализацию репродуктивной функции после перенесенной КШМ. Обоснованно встает вопрос о возможной взаимосвязи перенесенного хирургического лечения с последующим развитием осложнений беременности.
Норвежские ученые провели когортное исследование с целью оценки влияния перенесенной КШМ на гестационный возраст (ГВ) плода и массу тела при рождении (МТР) при последующей беременности, а также оценки значения других вероятных факторов риска.
Методы и ход исследования
Были сопоставлены сведения из двух медицинских регистров: злокачественных опухолей и родового регистра.
В регистре злокачественных опухолей с 1953 г. осуществляется регистрация сведений о всех случаях заболеваний, в том числе и ЦИН, с указанием стадии. В период с 1953 по 1979 г. и с 1986 г. в качестве метода хирургического лечения ЦИН выполнялась КШМ. С 1980 по 1985 г. регистрировали только результат гистологического исследования удаленного материала.
В основную группу были включены пациентки, возраст которых на момент выполнения КШМ не достигал 45 лет.
В 1967 г. был создан родовой регистр, в который заносятся сведения о всех родах и о случаях мертворождений после достижения срока беременности полных 16 нед. ГВ определяли на основании данных родового регистра. Сведения о ГВ отсутствовали в отношении 5,3% пациенток, а данные о МТР были представлены полностью. ГВ < 24 нед или МТР < 500 г расценивались как поздний выкидыш. МТР в пределах 500-2499 г или ГВ 24-36 нед рассматривались как преждевременные роды.
Пациентки оценивались с позиции выполнения КШМ до или после родоразрешения и составляли две группы сравнения. В одну из них вошли женщины, которым не проводили хирургическое лечение ШМ, во вторую – пациентки, которым после родоразрешения была выполнена КШМ.
Результаты
В период с 1967 по 2003 г. в популяции зарегистрировано 15 108 (0,7%) родов у пациенток, которым ранее была выполнена КШМ. У 57 136 (2,6%) женщин КШМ была проведена после родов. Роды после КШМ чаще регистрировали среди пациенток старше 34 лет (23,5%); КШМ после родов выполнена у 4,2% женщин этого возраста. Также в основной группе преобладали женщины, имеющие в анамнезе 2 или і 3 родов (соответственно 37,7 и 34,5%).
Показатель преждевременных родов среди лиц, которым была выполнена КШМ, соответствовал 17,2%. В группе пациенток с КШМ после родов частота последующих преждевременных родов составила 6,7%, а в группе сравнения – 6,2%.
Среди беременных, ранее перенесших КШМ, зарегистрировано снижение риска преждевременных родов по мере увеличения ГВ (относительный риск [ОР] при ГВ 24-27 нед составил 4,4; при ГВ 28-32 нед – 3,4; при ГВ 33-36 нед – 2,5). Аналогичная зависимость зарегистрирована и в отношении МТР. Повышение риска также отмечено при позднем выкидыше (ОР 4). Поправки на возраст матери и паритет практически не оказывали влияния на полученные результаты.
В группе пациенток, которым КШМ была выполнена после родов, и среди женщин, которым не проводили хирургическое лечение, кривые распределения по ГВ были однотипными, с некоторым преобладанием более низкого ГВ в первой группе. Кривые распределения по МТР характеризовались более выраженными различиями. Представляет интерес факт, что при сравнении групп пациенток с КШМ до и после родов в первой группе риск преждевременных родов был также выше (например для ГВ 24-27 нед – ОР 3).
В течение исследуемого временного периода отмечено снижение риска преждевременных родов у пациенток, которым выполнялась КШМ, особенно при ГВ до 28 нед.
Частота преждевременных родов существенно не различалась среди пролеченных по поводу ЦИН пациенток в возрастной группе до 25 лет и более старшего возраста.
Популяционный процентный риск преждевременных родов, сопряженный с КШМ, составил для ГВ < 28, < 33 и < 37 нед соответственно 2; 1,7 и 1,2%.
Выводы
КШМ оказывает неблагоприятное влияние на течение последующей беременности – повышает риск преждевременных родов, в частности при очень низком ГВ, что, в свою очередь, имеет огромное клиническое значение.
Установленная тенденция к снижению риска преждевременных родов за исследуемый временной период, по мнению авторов, связана с совершенствованием методики КШМ. На основании этого наблюдения исследователи пришли к выводу, что преждевременные роды в большей степени зависят непосредственно от методики удаления пораженной ткани ШМ.
Авторы считают, что необходимо тщательное наблюдение за течением беременности у пациенток, ранее перенесших КШМ, при этом женщине следует предоставить полную информацию о возможных рисках позднего выкидыша и преждевременных родов. Об указанных осложнениях также следует помнить при выборе тактики ведения пациенток с ЦИН в молодом возрасте.


Albrechtsen S. et al. Pregnancy outcome in women before and after cervical conisation: population based cohort study. BMJ. 2008; 337; a1343

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2009 Год

Содержание выпуска 9 (26), 2009

  1. Ю.А. Дубоссарская

  2. Ю.А. Дубоссарская

  3. Ю.А. Дубоссарская

  4. Ю.А. Дубоссарская

  5. Ю.А. Дубоссарская

  6. Ю.А. Дубоссарская

  7. Ю.А. Дубоссарская

  8. Ю.А. Дубоссарская

  9. Ю.А. Дубоссарская

  10. Ю.А. Дубоссарская

  11. Ю.А. Дубоссарская

  12. Ю.А. Дубоссарская

Содержание выпуска 1-2 (19), 2009

  1. О.М. Барна

  2. О.М. Барна

  3. О.М. Барна

  4. О.М. Барна

  5. О.М. Барна

  6. О.М. Барна

  7. О.М. Барна

  8. О.М. Барна

  9. О.М. Барна

  10. О.М. Барна

  11. О.М. Барна

  12. О.М. Барна

  13. О.М. Барна

  14. О.М. Барна

  15. О.М. Барна

  16. О.М. Барна

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback