скрыть меню

Микоплазмоз в практике акушера-гинеколога

В.Ю. Прокопюк, кафедра акушерства и гинекологии №1 Харьковского национального медицинского университета Центр здоровья женщины дорожной клинической больницы, г. Харьков

В течение последних лет все больше ученых и клиницистов проявляют интерес к микоплазменной инфекции [18, 24, 35, 47]. Мнения специалистов о значимости микоплазм в структуре акушерско-гинекологической патологии различны. Одни считают их сапрофитами, обосновывая это широким распространением инфекции; другие – условно патогенными организмами, выделяя критерии необходимости лечения; третьи полагают, что лечение необходимо в любом случае. Однако все авторы признают высокое распространение этих микроорганизмов и необходимость их дальнейшего изучения.

Этиология
Первые представители класса Mollicutes (микоплазмы) были описаны в 1898 г. Nocard и Roux как возбудители атипичной плевропневмонии у крупного рогатого скота. В течение длительного времени оставался открытым вопрос о принадлежности разных видов микоплазм к тому или иному классу бактерий [22]. В 1910 г. Bordet и Bordel впервые описали их морфологию, а Nowac в 1929 г. предложил для этой группы микроорганизмов название «микоплазмы». Выделение этих микроорганизмов из содержимого абсцесса большой вестибулярной железы Dienes, Edsall в 1937 г. положило начало изучению роли микоплазм в патологии мочеполовой системы человека [17, 22]. Внедрение метода ДНК-гибридизации в лабораторную практику в начале 70-х годов позволило установить, что микоплазмы являются самостоятельной группой, составляющей класс Mollicutes [43].
Микоплазмы, патогенные для человека, относятся к царству бактерий, типу Firmicutes, классу Mollicutes, отряду Mycoplasmatales, cемействам Mycoplasma и Ureoplasma. Всего к классу Mollicutes относятся три отряда и четыре семейства. Установлено, что человек может быть хозяином не менее 10 видов микоплазм, 5 из которых являются патогенными: M. pneumonia, M. hominis, M. genitalis, M. arthritidis, M. incognitos, U. urealiticum. В акушерстве и гинекологии важное значение придается только M. hominis, M. genitalis и U. urealiticum [11, 19, 25].
Микоплазмы – микроорганизмы, не имеющие клеточной стенки (по причине неспособности синтезировать мурамовую и диаминопимелиновую кислоты), отделенные трехслойной мембраной. Имея размер 150-200 нм, микоплазмы проходят через бактериальные фильтры и являются наименьшими микроорганизмами, которые могут реплицироваться на бесклеточных средах. В своем составе имеют нуклеоид, наименьший среди самореплицирующихся клеток, а также рибосомы, набор ферментов. Микоплазмы могут быть паразитами рыб, земноводных, птиц, млекопитающих и чувствительны к специфическим вирусам, плазмидам [11, 16, 25].
К культуральным особенностям микоплазм относится требовательность к питательным средам, так как они не могут самостоятельно синтезировать все необходимые им вещества, но способны ферментировать углеводы, протеины, фосфолипиды.
На плотных питательных средах микоплазмы образуют колонии в виде яичницы-глазуньи, с плотным центром и ажурной периферией. Рост колоний ингибируется тетрациклинами, макролидами; из-за отсутствия клеточной стенки микоплазмы нечувствительны к β-лактамам [17, 19].

Патогенез
К факторам патогенности микоплазм относят адгезины, эндо- и экзотоксины, гемолизины, ферменты, продукты метаболизма [16, 19].
Адгезины обеспечивают характерную особенность патогенеза микоплазм – мембранный паразитизм с длительной персистенцией на клеточной мембране хозяина, частичный обмен компонентами мембран с хозяином, транспорт через трансмембранные каналы, неполный фагоцитоз. Некоторые исследователи обнаруживали микоплазмы в перинуклеарных зонах клеток.
Экзотоксины выявлены только у М. neurolyticum, существование их у других видов не доказано.
Эндотоксины выделены у M. pneumonia и M. arthritidis.
Гемолизины обнаружены практически у всех видов, чаще всего – это перекиси, однако они не всегда способны лизировать эритроциты человека [18, 19].
Ферментами патогенности являются нейраминидаза, аргинин-дезаминаза, фосфолипаза и нуклеаза; две последние придают микоплазмам особое значение в акушерской практике [16]. Аргининдезаминаза приводит к дефициту аргинина и к цитопатическому действию. Установлено, что при введении в среду избытка аргинина этот эффект нивелируется. Фосфолипаза приводит к избытку арахидоновой кислоты – предшественника простагландинов, которые в свою очередь вызывают сокращение матки и самопроизвольное прерывание беременности. Нуклеаза имеет способность ферментировать ДНК, приводя к врожденным порокам развития. Так, некоторые исследователи отмечают при микоплазмозе повышенный риск возникновения синдрома Дауна [44].
Продукты метаболизма, повреждающие структуры хозяина, могут быть различными: при ферментации мочевины образуется аммиак; при ферментации углеводов – кислоты, приводящие к изменению рН среды [5].
Мембранное паразитирование и способность к синтезу перекисей объясняет активацию перекисного окисления липидов за счет повышения уровня гидроперекисей в плазме крови, снижения общей антиокислительной способности плазмы и активации антиоксидантных систем церулоплазмина и глутатионпероксидазы [20, 21].
По мнению многих исследователей, микоплазмы имеют способность стимулировать все виды иммунного ответа, но долговременная персистенция возбудителя достигается благодаря механизмам ускользания и взаимодействия с иммунной системой [19, 38].
К механизмам ускользания относят существование возбудителя в инвагинатах мембран, где он недосягаем для фагоцитов и антител [12]. Некоторые исследователи описывают внутриклеточное существование микоплазм, которое возможно при ослаблении организма, например вследствие СПИДа. Кроме того, благодаря отсутствию ригидной клеточной стенки, микоплазмы не имеют сильных антигенных детерминант, слабо стимулируют иммунный ответ. В случае неполного фагоцитоза микоплазмы могут распространяться в организме. Выявлено, что завершенный фагоцитоз возможен только в случае опсонизации микоплазм. Также важным свойством микоплазм является способность тесно связываться с клеточной стенкой хозяина и обмениваться с ней компонентами мембран, вследствие чего нарушается определение антигенов, могут развиваться аутоиммунные реакции [3, 19].
К механизмам взаимодействия микоплазм с иммунной системой относят их способность блокировать фагоцитоз, цитотоксическую активность лимфоцитов, способность снижать пролиферацию и активность Т-киллеров [11]. У беременных с микоплазмозом отмечается увеличение общего количества лимфоцитов при сохраненном иммунорегуляторном индексе, снижение их активности в реакции бласттрансформации [9].
При изучении интерлейкинового статуса [3] наблюдается повышение уровней интерлейкина (ИЛ) 2-го типа, ИЛ-6, ИЛ-10, при сохраненных уровнях ИЛ-1 и фактора некроза опухоли, что объясняет изменения в иммунном статусе [5, 20, 38]. Доказанным является способность некоторых микоплазм синтезировать фактор, идентичный ИЛ-6 [35], что исследователи объясняют обменом генетическим материалом в результате длительного эволюционного сосуществования с хозяином. По мнению авторов, это свойство способствует селекции штаммов, индифферентных к селективным иммуноглобулинам [34].

Эпидемиология
Сведения о распространении микоплазм среди различных групп населения довольно разнообразны. Так, по данным California Association оf Healthcare Admissions Management (САНАМ), которая занимается исследованием заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП), в России заболеваемость микоплазмозом составляет 81,2 случая на 100 тыс. человек [1-3, 18].
По данным американских ученых, микоплазменная инфекция обнаруживается у 80% женщин с симптомами урогенитальных инфекций и у 51% – с нарушением репродуктивной функции. У беременных с признаками внутриутробного инфицирования микоплазмы определяли в 40-50% случаев, при этом M. hominis выявляли в 20%, M. genitalis – в 10%, U. Urealiticum – в 40%, несколько возбудителей – в 30% случаев. При этом в половине случаев антитела к микоплазмам определялись в крови новорожденных [32, 39].
По данным К.К. Борисенко, у здоровых женщин различные виды микоплазм встречаются в 13,3% случаев, при кольпитах – в 23,6%, при эндоцервицитах – в 37,9% [2].
Факт передачи микоплазм половым путем не вызывает сомнения. Кроме того, микоплазмоз может передаваться вертикально от матери к плоду (что доказывается наличием микоплазмоза у детей после кесарева сечения) восходящим, гематогенным, транслокационным (из одного органа в другой) путями [24].

Морфология последа
По данным литературы, микоплазменная инфекция выделяется в 65% инфекционно пораженных последов. Типичные черты микоплазменных плацентитов, согласно А.В. Цинзерлингу [26], таковы: поражения эпителиев, вакуолярная дистрофия цитоплазмы по типу пчелиных сот, пикноз ядер и наличие ШИК-позитивных включений. Часто отмечается увеличение ворсин, уменьшение межворсинчатых пространств, увеличение отложения фибриноида. При более выраженных изменениях (фиброз стромы, редукция сосудов) часто наблюдается плацентарная недостаточность, синдром задержки развития плода, антенатальная гибель плода [39]. По данным других авторов, степень поражения плаценты и наличие в ней инфекционных агентов слабо коррелируют с состоянием плода, что говорит о больших защитных возможностях органа. Так, при инфицировании плаценты плод поражается только в каждом третьем случае [26, 27, 30].

Клиника
Одним из наиболее актуальных является вопрос связи микоплазмоза с репродуктивной системой [2, 28, 36, 40]. Доказано, что микоплазма может вызывать негонорейные уретриты у мужчин, нарушения сперматогенеза и влиять на пенетрацию яйцеклетки сперматозоидом [41, 46].
Бесплодие у женщин тоже может являться следствием воспалительных заболеваний, вызванных микоплазмами. Наличие микоплазм в эндометрии приводит к инфицированию плодного яйца на ранних этапах эмбриогенеза [4, 32].
По данным разных авторов, угрожающий аборт и угроза преждевременных родов при микоплазмозе встречаются в 56-67% случаев; частота поздних гестозов с преобладанием раннего начала – в 30-62%; многоводие – в 9-19%; маловодие – в 8,2% [1, 23, 28, 42].
В родах у женщин с микоплазмозом аномалии отделения последа наблюдались в 22-25% случаев, кровотечение – в 14-22%, нарушение сократительной способности матки – в 17-31% [22, 29].
При исследовании состояния новорожденных [29, 36] асфиксия отмечалась в 53% случаев, явления дизадаптации – в 30,7%, нарушения психомоторного развития – в 11-21%, внутриутробные пневмонии – в 20% случаев, даже после проведенной антибиотикотерапии [14, 37].
Генерализация микоплазменной инфекции у новорожденных встречается довольно редко – до 5% у доношенных и в три раза чаще у недоношенных [31], что проявляется пневмонией, менингитом, сепсисом, бронхолегочной дисплазией. Высказано мнение, что микоплазмоз не имеет самостоятельного значения в патологии доношенных новорожденных [14].
Вызывает интерес тот факт, что среди детей с врожденными пороками развития инфицированность микоплазмозом, по данным различных авторов, составляет 50-52% [47].

Диагностика
Показанием к обследованию на микоплазмоз могут являться воспалительные заболевания женских половых органов, бесплодие, привычное невынашивание, выявленный микоплазмоз у партнера, отягощенный акушерско-гинекологический анамнез, осложненное течение беременности, ультразвуковые признаки внутриутробного инфицирования. Важным является обследование обоих партнеров на наличие микоплазмоза и других ЗППП [7].
С диагностической целью используется материал из влагалища, уретры, цервикального канала; для серологических методов диагностики – сыворотка крови [8].
Диагностика микоплазмозов может осуществляться культуральным методом с использованием преимущественно плотных питательных сред с определением колониеобразующих единиц, иммуноферментным анализом, с обязательным определением как иммуноглобулина (Ig) A, так и Ig G, либо методом ПЦР. Возможно также использование серологических методов с обязательным определением Ig A и Ig G. Определение чувствительности к антибиотикам целесообразно при неэффективности терапии [13].
В акушерстве важно также определять наличие внутриутробного инфицирования методом УЗД, с выявлением таких признаков, как гиперплазия плаценты, вентрикуломегалия, взвесь в водах, гиперэхогенность кишечника, много- или маловодие и др. [6, 33].

Лечение
Необходимость лечения микоплазмоза при выраженных проявлениях инфекции признается всеми исследователями [1], целесообразность лечения бессимптомных и стертых форм остается дискутабельной. Некоторые авторы, причисляя микоплазмы к условно-патогенным микроорганизмам, отрицают необходимость лечения [17, 18], другие – считают лечение микоплазмоза обязательным [25].
На рабочем совещании по микоплазмозу Российской академии медицинских наук были выработаны рекомендации о необходимости лечения M. genitalis в случае подтвержденного выделения возбудителя любым методом у пациентки либо у полового партнера и лечения остальных микоплазмозов только в случае выраженных проявлений инфекционного процесса и при исключении других инфекционных агентов [17].
В приказе МЗ Украины № 906 от 27.12.2006 г. «Перинатальні інфекції» микоплазмозы не упомянуты, в то же время в приказе № 286 от 07.06.2004 г. «Про удосконалення дерматовенерологічної допомоги населенню України» подчеркивается роль M. hominis и U. urealiticum в развитии внутриутробного инфицирования, невынашивания, бесплодия и даются рекомендации по лечению обоих партнеров без упоминания M. genitalis.
В терапии микоплазмоза первоочередную роль играет антибиотикотерапия. Представители класса Mollicutes чувствительны к тетрациклинам, фторхинолонам, макролидам [45]. Важным считается не увеличение дозы препарата, а соблюдение 14-дневного приема антибиотика при острых формах заболевания и 21-дневного – при хронических [10, 17].
Препаратом выбора у небеременных является доксициклин, чувствительность к которому наиболее высока. Возможно также применение тетрациклина, джозамицина, ципрофлоксацина, азитромицина, кларитромицина [15, 45].
У беременных терапию проводят во ІІ-ІІІ триместре беременности, используя ровамицин; при невозможности его приема – эритромицин, макропен. Необходимо отметить, что отечественные клиницисты рекомендуют ровамицин [15], зарубежные – эритромицин [45].
Антибиотики обычно назначают в пероральных формах, иньекционные формы применяют редко; в приказе МЗ Украины № 286 от 07.06.2004 г. «Про удосконалення дерматовенерологічної допомоги населенню України» описана методика инстилляций раствора тетрациклина в мочевой пузырь.
Кроме антибиотикотерапии, используют еще гепатопротекторы (карсил, хофитол, эссенциале), фунгицидные препараты (флуконазол), антиоксиданты (витаминные комплексы, протефлазид), десенсибилизирующую (реосорбилакт) и симптоматическую терапию [9, 17].

Профилактика
Важное значение в профилактике микоплазменной инфекции принадлежит соблюдению норм гигиены, своевременному обследованию, выявлению, лечению микоплазмоза и сопутствующих инфекций (особенно трихомонадных) не только у пациенток, но и у всех их половых партнеров [15, 17, 45].

Литература
1. Анкирская А.С., Демидова Е.М. Генитальные микоплазмы как фактор риска развития акушерской и перинатальной патологии // Вестник АМН СССР. – 1991. – № 6. – С.17-19.
2. Борисенко К.К., Тоскин И.А., Кисина В.И. О значении колонизации мочеполовых органов M. hominis и U. urealyticum. // ИППП. 1999. – № 3. – С. 28-32.
3. Борхсениус С.Н., Чернова О.А., Чернов В.М. и др. Микоплазмы. Молекулярная и клеточная биология, взаимодействие с иммунной системой млекопитающих, патогенность, диагностика. – СПб.: Наука, 2002. – 256 с.
4. Ветров В.В., Педикарева Е.А., Бугрива О.Г. Влияние микоплазменной инфекции на течение беременности // Вестник АМН СССР. – 1991. – № 6. – С. 19-20.
5. Войно-Ясинецкий М.В. Биология и патология инфекционных процессов. М.: Медицина, 1981. – 208 с.
6. Геппе Н.А., Волощук И.Н., Нестеренко О.С. и др. Особенности клинико-эхографической и морфологической картины у новорожденных с микоплазменной инфекцией // Российский педиатрический журнал. – 1998. – № 3. – С. 44-47.
7. Гладкова Н.С., Киселева В.И., Доржакова Б.Г. Оценка различных методов лабораторной диагностики урогенитальных микоплазм // Вестник дерматологии и венерологии. – 1999. – № 2. – С. 43-45.
8. Горина Л.Г., Гончарова С.А., Игумов А.В. Лабораторная диагностика микоплазмозов человека // Вестник АМН СССР. – 1991. – № 6. – С. 44-47.
9. Грищенко В.І., Прокопюк В.Ю. Клініко-біохімічні особливості мікоплазмозу у вагітних. // Труды Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского. – 2008. – Т. 144, часть IV. – С. 44-46.
10. Захаревич Н.Н., Новикова Л.Н., Михилина Е.А. Лечение вильпрофеном и доксициклином микоплазменных и уреоплазменных инфекций // Акушерство и гинекология. – 2002. – № 2. – С. 55-56.
11. Злыдников А.М., Казанцев А.П., Шаманова М.Г. Микоплазмоз человека. – Ленинград: Медицина, 1975. – 232 с.
12. Зубжинская Л.Б., Айламазян Э.К., Парусов В.Н. Электронно-микроскопическое и иммуноморфологическое исследование плаценты при генитальном микоплазмозе // Архив патологии. – 1997. – № 2. – С. 17-22.
13. Козлова В.И., Пухнер А.Ф. Вирусные, хламидийные и микоплазменные заболевания гениталий: Руководство для врача. – М.: Авиценна, «ЮНИТИ». 1995. – 317 с.
14. Лысенко К.А., Тютюнник В.Л. Перинатальные аспекты микоплазменной инфекции // Акушерство и гинекология. – 2007. – № 4. – С. 8-12.
15. Мавров И.И. Лечение больных хламидиозом и микоплазмозом // Український хіміотерапевтичний журнал. – 2002. – № 2. – С. 47-52.
16. Ноганетян К.Л. Микоплазменная инфекция: эпидемиология, этиология, патогенез. Обзор // Вісник акушерів-гінекологів України. – 2002. – № 1. – С. 3-16.
17. Прилепская В.Н., Кисина В.И., Соколовский Е.В., Савичева А.М., Гомберг М.А., Гущин А.Е., Забиров К.И., Ширшова Е.В. К вопросу о роли микоплазм в урогенитальной патологии // Гинекология. – 2007. – Т. 9. – № 1. Режим доступу до журналу http://www.consilium-medicum.com/magazines.
18. Прилепская В.Н., Фофанова И.Ю. Микоплазменная инфекция и беременность // Акушерство и гинекология. – 2007. – № 4. – С. 5-8.
19. Прозоровский С.В., Раковская И.В., Вульфович Ю.В. Медицинская микоплазмология. – М.: Медицина, 1995. – 288 с.
20. Прокопюк В.Ю. Клініко-імунологічні аспекти порушень в фетоплацентарному комплексі при мікоплазмозі та можливість їх корекції // Львівський медичний часопис. – 2008. – Т. ХIV, Додаток 1. – С. 153-157.
21. Прокопюк В.Ю., Горюнова Г.И. Патогенетическое обоснование лечения микоплазмоза у беременных. Матеріали науково-практичної конференції «Інфекції в практиці клініциста». – Харків, 2008. – С. 281-282.
22. Тимаков В.Д., Качан Г.Я. Семейство Mycoplasmataceae и L-формы бактерий. – М.: Медицина, 1976 – 336 с.
23. Фомичева Е.Н., Зарубина Е.Н., Минаев В.И. Роль микоплазменной и хламидийной инфекции в акушерской практике // Акушерство и гинекология. – 1997. – № 2. – С. 55-57.
24. Фофанова И.Ю. Особенности течения беременности при наличии урогенитальных микоплазм // Гинекология. – 2007. – Т. 9. – № 1. Режим доступу до журналу http://www.consilium-medicum.com/magazines.
25. Хадсон М.М.Т. Ureaplasma urealyticum // ЗППП. – 1998. – № 1. – С. 3-10.
26. Цинзерлинг В.А., Мельникова В.Ф. Перинатальные инфекции (вопросы патогенеза, морфологической диагностики и клинико-морфологических сопоставлений). Практическое руководство. – СПб.: Элби СПб, 2002. – 352 с.
27. Шабунина Н.Р., Тулакина Л.Г., Полуяхтова М.В. и др. Ультраструктурная патология плаценты при респираторно-синцитиальной вирусной инфекции и микоплазмозе // Архив патологии. – 1993. – Т. 55. – № 6. – С. 54-57.
28. Abele-Horn M., Scholz M., Wolff C. et al. High-density vaginal Ureaplasma urealyticum colonization as a risk factor for chorioamnionitis and preterm delivery // Acta Obst. Gynecol. Scand. – 2000. – № 79. – P. 973-978.
29. Berg T.G., Philpot K.L., Welsh S. et al. – Ureaplasma / Mycoplasma-infected amnionic fluid: pregnancy outcome in treated and nontreated patients // J. Perinatol. – 1999. – № 19 (4). – P. 275-277.
30. Brown M.В., Peltier M., Hiller M. et al. Genital mycoplasmosis in rats: a model for intrauterine infection // Am. J. Reprod. Immunol. – 2001. – Vol. 46, № 3. – P. 232-241.
31. Brus F., Waarde W.M., Schoots C., Oetomo S.B. Fatal Ureaplasmal pneumoniae and sepsis in a newborn infant // Eur. J. Pediatr. – 1991. – № 150. – Р. 82-283.
32. Donders G.G., Van Bulek B., Caudron J. et al. Relationship of bacterial vaginosis and Mycoplasmas to the risk of spontaneous abortion // Amer. J. Obstet. Gynecol. – 2000. – № 183 (2). – P. 431-437.
33. Goldenberg R.L., Andrews W.W., Goepfert A.R. et al. The Alabama Preterm Birth Study: umbilical cord blood Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma hominis cultures in very preterm newborn infants // Am. J. Obstet Gynecol. – 2008. – Vol. 198, №1. – Р. 43.e1-5.
34. Hasebe A., Shibata K., Dong L. et al. Partial purification of tlie active entities in the cultural supernatant of Mycoplasma fermentans that induce interteukin-6 production by human gingival fibroblasts: Abst. 13th Int. Cong. of 10 M Fukuoka, Japan. – 2000. – P. 169.
35. Himmelreich R., Plagens H., Hilbert H. et al. Comparative analysis of the genome of the bacteria Mycoplasma pneumoniae and Mycoplasma genitalium // Nucl. Acids Res. – 1997. – Vol. 25. – P. 701-712.
36. Fullana Montoro A., Brines Solanes J.E. Ureoplasma ureoliticum and Mycoplasma hominis – incidence and clinical significance of their isolation in perinatal period // An. Esp. Pediatr. – 1992. – Vol. 36. – № 4. – P. 285-288.
37. Kataoka S., Yamada T., Chou K., Nishida R. Association between preterm birth and vaginal colonisation by Mycoplasma in early pregnancy // J. Clin. Microbiol. – 2006. – № 44 (1) – P. 51-55.
38. Krugner T., Baer J. Inductions of neutrophil chemoattractant cytokines by Mycoplasma hominis in alveolar type II cells // Infect. Imunn. – 1997. – Vol. 56, № 12. – P. 5131-5136.
39. Kundsin R.B., Leviton A., Allred E.N., Poulin S.A. Ureaplasma urealyticum infection of the placenta in pregnancies that ended prematurely // Obstet. Gynecol. – 1996. – Vol. 87, № 6. – P. 122-127.
40. Mei S., Wang Y. Infection of ureaplasma urealytlcum between parents and their newborns // Zhonghua Fu. Chan. Ke. Za. Zhl. – 1997. – Vol. 32, № 5. – P. 302-304.
41. Naessens A. Les infections a Ureaplasma urealyticum // Microbiologic. Acta Urol. Belg. – 1993. – № 61 (1-2). – P. 153-6.
42. Nguyen D.P., Gerber S., Hohlfeld P. et al. Mycoplasma hominis in mid-trimester amniotic fluid: relation to pregnancy outcome // J. Perinat. Med. – 2004. – № 32 (4). – Р. 323-326.
43. Rasin S., Yogev D., Naot Y. Molecular biology and pathogenicity of Mycoplasmas // Microbiol. Mol. Biol. Rev. – 1998. – № 64. – P. 1064-1066.
44. Redline R.W., Heller D., Keating S., Kingdom J. Placental diagnostic criteria and clinical correlation – a workshop report. Application of pregnancy-related proteins in prenatal and tumor diagnostics – a workshop report // Placenta. – 2005. – Vol. 26. – Supplement A, Trophoblast Reserch. – Vol. 19. – P. S114 – S117.
45. Smorgick N., Frenkel E., Zaidenstein R. et al. Antibiotic treatment of intra-amniotic infection with Ureaplasma urealyticum // Fetal. Diagn. Ther. 2007. – № 22 (2). – Р. 90-93.
46. Uuskula A., Kohl P.K. Genital Mycoplasmas, including Mycoplasma genitalium, as sexually transmitted agents // Int. J. STD. AIDS. – 2002. – № 13 (2). – P. 79-85.
47. Waites K.B., Katz B., Schelonka R.L. Mycoplasmas and ureaplasmas as neonatal pathogens // Clin. Microbiol. Rev. – 2005. – № 18 (4). – P. 757-89.

Поделиться с друзьями: