скрыть меню

Влияние сифилиса на внутриутробное развитие плода и здоровье новорожденных от инфицированных матерей

страницы: 74-76

Г.И. Мавров, д.мед.н., профессор, директор ГУ «Институт дерматологии и венерологии АМН Украины», заведующий кафедрой дерматовенерологии ХМАПО; Т.В. Губенко, к.мед.н.; г. Харьков

В современных условиях при резком увеличении числа больных сифилисом отмечается рост количества инфицированных беременных. У многих женщин сифилис впервые выявляется на поздних сроках гестации и даже непосредственно перед родами вследствие несвоевременного обращения в женские консультации, что влечет за собой повышенный риск рождения детей с врожденным сифилисом [1, 3].

Сифилис как типичная материнско-плодовая инфекция, безусловно, отрицательно влияет на течение беременности и ее исход. При отсутствии лечения у женщины внутриутробная гибель плода наблюдается в 25% случаев, смертность новорожденных от врожденного сифилиса составляет 25-30%. У 40% детей возникают те или иные симптомы врожденного сифилиса [4, 6]. При УЗИ у беременных, страдающих сифилисом, определяется утолщение и нарушение анатомической структуры плаценты, а при инфицировании плода – гепатоспленомегалия и обструкция желудочно-кишечного тракта. Наиболее частым и достоверным признаком сифилиса плода является рентгенологическое обнаружение специфического остеохондрита, локализующегося на концах длинных трубчатых костей в зоне их роста, на 5-6-м месяце внутриутробного развития [2, 7].

Несмотря на достигнутые в последние десятилетия успехи в лечении сифилиса, это заболевание даже в ранних своих формах при своевременно начатой и полноценной терапии не проходит бесследно. При отсутствии явных клинических признаков оно оставляет анатомо-функциональные изменения. Выраженная фетоплацентарная недостаточность, развившаяся у части беременных, болеющих сифилисом, приводит к задержке внутриутробного развития плода с преимущественным поражением его нервной, дыхательной и эндокринной систем. По-видимому, этим обусловлено понижение резистентности к родовому стрессу и как следствие – более частое формирование симптомокомплекса нарушения мозгового кровообращения у таких детей [5].

Материалы и методы исследований

С 1996 по 1999 г. было обследовано и пролечено 155 беременных, больных сифилисом, а также проведено наблюдение до одного года за 70 рожденными ими детьми. Всем пациенткам проводили полное серологическое исследование на сифилис, общие анализы крови, мочи, кала, определение в крови антител к ВИЧ (иммуноферментный анализ), УЗИ плода и плаценты. Все дети были обследованы в родильных домах и впоследствии состояли на клинико-серологическом контроле у дерматовенеролога. Их обследование включало рентгенографию длинных трубчатых костей и запястья, консультации педиатра, невропатолога, окулиста, отоларинголога, дерматовенеролога. Кроме того, проводили серологические тесты: комплекс серологических реакций (КСР), реакцию иммобилизации бледных трепонем, реакцию иммунофлюоресценции (РИФ) в различных модификациях (РИФ-абсорбированную, РИФ-200). Изучали физиологическое состояние детей (массу тела, рост, оценку по шкале Апгар), а также проводили общепринятые исследования: клинический анализ крови, мочи, анализ выделений из конъюнктивы и мочеполовых органов (у девочек), анализ кала на яйца глистов и соскоб на энтеробиоз.

Результаты и их обсуждение

Большинство случаев сифилиса – у 135 (87,1%) беременных из 155 – было выявлено при их обращении в женские консультации. При этом 20 (12,9%) пациенток вообще не обращались к специалисту. Следует отметить также позднюю постановку этих женщин на диспансерный учет по беременности. Так, из 135 пациенток с сифилисом, выявленным в женских консультациях, 79 (58,5%) впервые обратились туда во ІІ-ІІІ триместре беременности. Данная беременность протекала с патологией у 75 (48,4%) женщин. Основными осложнениями беременности у пациенток с сифилитической инфекцией были: анемия – у 48 (31,0%), угроза прерывания беременности – у 46 (29,8%), токсикозы – у 44 (28,4%) женщин.

При проведении УЗИ признаки внутриутробного инфицирования плода выявили у 24 (28,6%) из 84 обследованных во ІІ-ІІІ триместре гестации. Из признаков внутриутробного инфицирования плода наиболее часто встречались: расширение желудочковой системы головного мозга плода – в трех (12,5%) случаях, гепатомегалия – в четырех (16,7%), гастромегалия – в двух (8,3%), пиелоэктазия – в четырех (16,7%), повышенная эхогенность эндотелия сосудов внутренних органов – в 24 (100%), внутриутробная задержка развития плода – в пяти (20,8%) случаях. Чаще всего наблюдалась комбинация нескольких из перечисленных признаков внутриутробного инфицирования плода. Диагноз «плацентит» с осложнениями был подтвержден при помощи УЗИ у 31 (36,9%) больной из 84. В ходе обследования плаценты выявлены: ее утолщение и характерная облаковидная негомогенность, мелкокистозная дегенерация и преждевременное старение. При УЗИ, проведенном в ІІІ триместре беременности, патологическое количество околоплодных вод (мало- или многоводие) наблюдалось у семи (18,4%) женщин из 38. Внутриутробная гипоксия плода выявлена у 42 (50%) из 84 пациенток. Предположительно это осложнение было обусловлено морфофункциональными изменениями в плаценте вследствие ее воспалительных и дегенеративных изменений.

Лечение беременных, больных сифилисом, проводили в условиях стационара после подтверждения диагноза положительными серологическими реакциями крови и/или обнаружением бледных трепонем. Полноценную специфическую терапию получили все 155 обследованных. Из них у 40 пациенток (первая группа) применяли пенициллин G 2 млн ЕД внутривенно каждые 12 ч и бензатинпенициллин 2,4 млн ЕД внутримышечно согласно Инструкции по лечению сифилиса у женщин во второй половине беременности МЗ Украины 1998 г. У 113 беременных использовали бензилпенициллина натриевую соль внутримышечно согласно Инструкции по лечению и профилактике сифилиса и гонореи МЗ Украины 1995 г.: у 72 пациенток 1 млн ЕД каждые 3 ч (вторая группа) и у 41 – по 500 тыс. ЕД каждые 3 ч (третья группа). Две женщины получили лечение бензатинпенициллином (экстенциллином) в дозе 2,4 млн ЕД один раз в неделю. Эти две пациентки на сроках беременности 6 и 11 нед были исключены из исследования по оценке эффективности терапии.

Таким образом, был проведен анализ результатов лечения 153 беременных с сифилисом. В первой группе профилактическое лечение не применяли. Во второй и третьей группах превентивную терапию пациенткам проводили бензилпенициллина натриевой солью по 500 тыс. ЕД каждые 3 ч без ночного перерыва в течение 15 сут. Для оценки эффективности лечения в трех сравниваемых группах проанализировали исходы беременности, которые представлены в таблице 1.

Таблица 1. Исходы беременности у больных сифилисом в зависимости от метода лечения

Исход беременности

Первая группа

Вторая группа

Третья группа

Всего

К-во

%

К-во

%

К-во

%

Роды

26

65,0*

39

54,2

17

41,5*

82

Аборт

9

22,5

18

25,0

14

34,2

41

Искусственные роды

0

0*

3

4,2*

2

4,9*

5

Внутриутробная гибель плода

2

5,0

8

11,1

3

7,3

13

Мертворождение

0

0*

0

0

2

4,9*

2

Неизвестный

1

2,5

5

6,9

4

9,8

10

Всего

38

72

41

153

* Отличия статистически достоверны (р < 0,005).

Для оценки отдаленных результатов лечения женщин, болевших сифилисом во время беременности, была составлена клинико-серологическая характеристика детей, рожденных ими, в зависимости от применяемого у матерей антибиотика (табл. 2).

Таблица 2. Клинико-серологическая характеристика детей, матери которых получали лечение по поводу сифилиса различными препаратами

Признак

Первая группа

Вторая группа

Третья группа

n = 12

%

n = 32

%

n = 26

%

Недоношенность

1

8,3

1

3,1

1

3,9

Положительный КСР на 30-й день

1

8,3

7

21,9

7

26,9

Положительный КСР на 6-м месяце

0

0

0

Положительный КСР на 12-м месяце

0

0

0

Неонатальная патология

4

33,3

7

21,9

5

19,2

Средняя масса тела, г

3075 ± 214

3188 ± 171

3079 ± 253

Оценка по шкале Апгар, балл

9/9

8/8

8/8

Как видно из таблицы 2, оценка новорожденных в первой группе по шкале Апгар была выше в среднем на 1 балл, хотя процент недоношенных детей был несколько выше, чем во второй и третьей группах – 8,3; 3,1; 3,9% соответственно. Положительный КСР наблюдался реже у детей, рожденных от матерей, получавших лечение пенициллином G внутривенно и бензатинпенициллином внутримышечно (первая группа), чем у детей, матери которых лечились бензилпенициллина натриевой солью внутримышечно (вторая и третья группы). На 10-й день положительный КСР отмечен у двоих (16,7%) детей первой группы, у девяти (28,1%) – второй и у десяти (38,5%) – третьей группы. На 30-й день положительные серологические реакции наблюдались у одного (8,3%) ребенка первой группы, у семерых (21,9%) – второй и у семерых (26,9%) – третьей группы. К 6 мес жизни у всех детей наступила негативация КСР. Вес при рождении у детей, матери которых получали противосифилитическую терапию разными антибиотиками, существенно не различался и в среднем составлял 3075 ± 253 г. Неонатальная патология (гипоксически-ишемическое и травматическое поражения ЦНС, синдром ликворно-динамических нарушений, пренатальная гипотрофия І-ІІ ст, синдром задержки внутриутробного развития) наблюдалась у 16 (22,9%) из 70 детей: у четверых (33,3%) – из первой группы, у семерых (21,9%) – второй и у пятерых (19,2%) – третьей группы. Один ребенок из третьей группы умер в 9-месячном возрасте, один ребенок из второй – родился с болезнью Дауна. Все дети получили полноценное профилактическое лечение (согласно Инструкции по лечению и профилактике сифилиса и гонореи МЗ Украины 1995 г. и информационному письму МЗ Украины «Профилактическое, превентивное и специфическое лечение сифилиса у детей», 1998 г.). Профилактическое лечение было различным по длительности (от 14 до 28 сут) в зависимости от времени начала специфической терапии у матерей и результатов серологических исследований у детей. При сроке наблюдения за детьми до одного года ни у одного ребенка не зарегистрировано клинических и серологических проявлений врожденного сифилиса.

Выводы

  • Признаки внутриутробного инфицирования плода имели место у 28,6% беременных с сифилисом.
  • При получении полноценного лечения беременными по поводу сифилиса и проведении их детям профилактической терапии при рождении негативация серологических реакций у детей происходит к 6 мес жизни.
  • Неонатальная патология наблюдалась у 16 (22,9%) из 70 детей, рожденных от матерей, получавших лечение по поводу сифилиса во время беременности.
  • При прохождении беременными, больными сифилисом, полноценного специфического лечения у рожденных ими детей признаков врожденного сифилиса не наблюдалось.

Литература

1. Борисенко К.К., Баратова В.А., Арутюнова Н.О. и др. Особенности современного течения и исход беременности при сифилисе // Вестник дерматологии и венерологии. – 1990. – № 2. – С. 62-66.
2. Жадан И.А. Ультразвуковые критерии пренатальной диагностики материнско-плодовой инфекции // Ділова інформація для медичних працівників. Українська асоціація спеціалістів ультразвукової діагностики в перинатології та гінекології. – Х., 1998. – № 33. – С. 5-8.
3. Калюжная Л.Д., Деревянко Л.А., Дзюбак В.Е. Анализ заболеваемости врожденным сифилисом в Украине // Журнал дерматологии и венерологии. – 1997. – № 2. – С. 27-32. 4. Проценко Т.В. Врожденный сифилис: Лекция для врачей. – Донецк: Мединфо, 1998. – 28 с.
5. Рассказов Н.И., Шварев Е.Г., Бахмутова Л.А. и др. Особенности внутриутробного развития и неонатального периода у детей, рожденных от матерей, болевших сифилисом во время беременности // Российский журнал кожных и венерических болезней. – 1998. – № 2. – С. 65-68.
6. Dehner L.P., Gersell D.J. Congenital syphilis: a reminder about the return of and old scourge // Missouri Medicine. – 1994. – Vol. 91, N 10. –
P. 630-635.

7. Hill L.H., Maloney J.B. An unusual constellation of sonographic findings associated with congenital syphilis // Obstet Gynecol. – 1991. – Vol. 78. – P. 895-897.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2011 Год

Содержание выпуска 8 (49), 2011

  1. Г.О. Ісламова

  2. Г.О. Ісламова

  3. Г.О. Ісламова

  4. Г.О. Ісламова

  5. Г.О. Ісламова

  6. Г.О. Ісламова

  7. Г.О. Ісламова

  8. H. Tindle, E. Davis, L. Kuller

  9. Г.О. Ісламова

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback