скрыть меню

Патология щитовидной железы и менструальная функция

страницы: 13-15

Е.О. Литвак, к.мед.н., Украинский научно-практический центр эндокринной хирургии, трансплантации органов и тканей МЗ Украины
О.О. Литвак
Хорошо известно, что одной из наиболее чувствительных и тонко реагирующих на разнообразные внешние воздействия является репродуктивная система женского организма [1-3]. Представляется закономерным, что в условиях йодного дефицита у женского населения в первую очередь страдает именно эта система – нарушается половое созревание и менструальная функция, снижается фертильность, повышается частота гинекологической патологии, риск осложненного течения беременности и родов, самопроизвольных абортов и мертворождений [1, 4].
Одним из наиболее часто встречающихся видов йододефицитных состояний является эндемический зоб – заболевание, сопровождающееся серьезными нарушениями репродуктивного здоровья [3]. На сегодняшний день многие аспекты этой взаимосвязи окончательно не изучены. Так, почти не исследованы особенности нарушений менструальной функции женщин при часто встречающихся диффузных формах эутиреоидного зоба, а также при субклинических формах гипофункции щитовидной железы. Не установлена зависимость между тяжестью тиреоидного поражения и выраженностью нарушений менструальной функции.
Цель нашего исследования состояла в изучении особенностей менструальной функции у женщин фертильного возраста с диффузными формами эндемического зоба для повышения качества диагностики развивающихся нарушений.

Материал и методы исследования

Для решения поставленной задачи было обследовано 106 женщин с диффузными формами зоба (основная группа), проживающих в местах, относящихся к йододефицитным регионам, – в Киеве и Киевской области.
При выборе возрастного состава участниц исследования мы руководствовались литературными данными, свидетельствующими о том, что в 50% случаев диффузный эндемический зоб развивается до 25-летнего возраста, т.е. является болезнью молодых. В связи с этим мы распределили пациенток по возрасту следующим образом: 53 (50,0%) женщины – 18-25 лет и 53 (50,0%) – 26-45 лет. Средний возраст – 27,1 ± 0,7 года.
Анализируя основные особенности клинической характеристики пациенток исследуемой группы, необходимо отметить, что хронические соматические заболевания (помимо тиреоидной патологии) выявлены у 78,0% обследованных. Число беременностей в прошлом у половины женщин основной группы (50,0%) было разным. Среди 100 женщин с диффузным эндемическим зобом было 40% рожавших. Различные гинекологические заболевания (эрозия шейки матки, хронический сальпингоофорит, функциональные кисты и поликистоз яичников, первичное или вторичное бесплодие, лейомиома матки, гиперплазия эндометрия и др.) по анамнестическим данным отмечены у 53,0% пациенток.
Контрольная группа была представлена 46 женщинами того же возраста. У них отсутствовали в анамнезе и не были выявлены клинически какие-либо патологические изменения со стороны щитовидной железы.
В комплекс диагностических мероприятий были включены: общеклиническое, клинико-лабораторное и гинекологическое обследования; тесты функциональной диагностики; УЗИ щитовидной и молочных желез, органов малого таза; определение гормонов передней доли гипофиза (тиреотропного, фолликулостимулирующего, лютеинизирующего гормонов, пролактина), щитовидной железы (трийодтиронина, тетрайодтиронина) и половых гормонов (эстрадиола и прогестерона) в сыворотке крови.

Результаты и их обсуждение

Мы проанализировали имеющиеся сведения о методах диагностики, которые применялись у женщин с ранее установленным зобом. Так, у 39,0% пациенток патологию щитовидной железы выявили при помощи ультразвукового сканирования, но только у 27,0% было выполнено исследование концентрации тиреоидных и тиреотропного гормонов в сыворотке крови. Вместе с тем более чем у трети пациенток (34,0%) для диагностики зоба использовали только малодостоверный и субъективный пальпаторный метод обследования.
Увеличение щитовидной железы у всех женщин основной группы сопровождалось однородной эхоструктурой органа. Эхогенность ткани железы была в норме у 57,0% пациенток; несколько повышена у 35,0% и у 8,0% – были обнаружены диффузные гипоэхогенные участки без четких границ.
Уровень тиреоидных и тиреотропного гормонов у лиц основной группы достоверно отличался от контроля, причем содержание трийодтиронина и тетрайодтиронина было ниже, а тиреотропного гормона – выше в сравнении со здоровыми женщинами.
При комплексном обследовании пациенток исследуемой и контрольной групп нами получены сравнительные данные, позволяющие выделить основные особенности нарушений менструальной функции при диффузных формах эндемического зоба. В частности, было установлено, что у 53 женщин основной группы (50,0%) отмечались различные нарушения менструального цикла: нерегулярные менструации – у 24 (22,6%), опсоменорея – у 19 (17,9%), метроррагия – у 3 (2,8%), гиперполименорея – у 3 (2,8%), первичная дисменорея – у 2 (1,9%), меноррагия – у 1 (0,9%) и вторичная аменорея – у 1 (0,9%).
Как показали наши исследования, наиболее частыми нарушениями изучаемой функции при диффузном увеличении щитовидной железы являются нерегулярные менструации и опсоменорея.
Мы посчитали целесообразным изучить зависимость состояния менструальной функции от тяжести поражения щитовидной железы. Оказалось, что при субклиническом гипотиреозе менструальная функция нарушалась чаще, чем при эутиреозе у 11 (55,0%) пациенток из 20 и у 42 (48,8%) из 86 соответственно). В первом случае наблюдались такие нарушения функции: опсоменорея у 9 (45,5%) женщин; нерегулярные менструации у 1 (5,0%) и вторичная аменорея у 1 (5,0%). При эутиреозе нарушения менструального цикла были следующими: нерегулярные менструации отмечены у 23 (26,7%) пациенток, опсоменорея – у 10 (11,6%), метроррагия – у 3 (2,8%), гиперполименорея – у 3 (2,8%), первичная дисменорея – у 2 (1,9%) и меноррагия – у 1 (0,9%).
Приведенные данные наглядно демонстрируют наличие коррелятивной зависимости между частотой нарушений менструальной функции и тяжестью поражения щитовидной железы.
При зобе I степени, обнаруженном у 80 (75,5%) лиц основной группы, у 44 (55,0%) пациенток – более половины из общего количества – отмечалась клинически неизмененная менструальная функция. У остальных 36 женщин (45,0%) выявлены следующие нарушения: нерегулярные менструации у 16 (20,0% от общего количества обследованных с I степенью зоба), опсоменорея у 13 (16,3%), метроррагия у 3 (3,8%), гиперполименорея у 2 (2,5%), меноррагии у 1 (1,3%) и первичная дисменорея у 1 (1,3%) пациентки.
При зобе II степени, выявленном у 24 (22,6%) участниц основной группы, явных клинических нарушений менструальной функции не обнаружено у 8 (33,3%) из них. У остальных 16 (66,7%) женщин имелись следующие нарушения: нерегулярные менструации у 8 (33,2% от общего количества женщин со II степенью зоба), опсоменорея у 5 (20,8%), первичная дисменорея у 1 (4,2%), гиперполименорея у 1 (4,2%) и вторичная аменорея у 1 (4,2%).
При зобе III степени, выявленном только у двух обследованных, у одной из пациенток менструальная функция клинически была не изменена, а у второй – отмечена опсоменорея.
Итак, нами выявлена следующая зависимость между нарушениями менструальной функции женщин и размерами щитовидной железы. При зобе I степени наблюдалась наиболее низкая частота нарушений менструальной функции (45,0%). Более существенно эта функция была нарушена у пациенток со II степенью зоба (66,7%) (различия статистически достоверны; р < 0,05). Учитывая то, что III степень зоба нам удалось выявить только у двух женщин, заключения по этой подгруппе с нашей точки зрения будут не совсем корректны.

Выводы

Таким образом, результаты проведенных исследований свидетельствуют, что при диффузных формах эндемического зоба, как правило, страдает и менструальная функция, и это особенно заметно в сравнении с контролем. С повышением степени тяжести тиреоидной патологии повышается частота нарушений менструальной функции. Согласно полученным данным, наиболее распространенными из них являются нерегулярные менструации, которые чаще встречаются при эутиреоидном состоянии, а также опсоменорея, более характерная для женщин с субклиническим гипотиреозом. Задержка становления менструальной функции также более часто отмечается у пациенток с патологией щитовидной железы. Менее отчетливо прослеживается связь нарушений менструального цикла с возрастом женщин основной группы.
Полученные результаты рекомендуется использовать при разработке комплекса диагностических и лечебно-профилактических мероприятий у пациенток репродуктивного возраста с патологией щитовидной железы.

Рекомендации

В клинической практике первостепенное значение для диагностики функциональных нарушений щитовидной железы имеют клиническая симптоматика, результаты осмотра шеи и пальпация железы. Для определения природы и характера заболевания целесообразно провести ряд инструментальных и лабораторных исследований (табл.). Из инструментальных исследований важное место занимает сонография щитовидной железы. Этот метод позволяет выявить наличие железы, определить ее размеры, объем, структуру, очаговые образования в ней, провести пункционную биопсию и с помощью цитологического метода исследования выяснить характер патологического образования. При сомнительных или отрицательных результатах УЗИ выполняют КТ или МРТ области шеи и верхнего средостения, а при необходимости и гипофиза (турецкого седла).

Таблица. Тактика обследования пациенток с нарушениями менструальной и репродуктивной функций
Исследование/консультация
Частота
(в год)
Диспансерное наблюдение
Консультация эндокринолога
1 раз
В случае необходимости – определяет эндокринолог
УЗИ щитовидной железы
1 раз
Определение в крови уровня тиреотропного гормона,
свободного тироксина и антител к тиреоидной пероксидазе
1 раз

Гормональную функцию железы определяют по показателям уровней гормонов в сыворотке крови: тиреотропного гормона, свободного тироксина и свободного трийодтиронина. Для оценки гормонального статуса щитовидной железы в первую очередь необходимо измерить уровень тиреотропного гормона и свободного тироксина. Определение содержания тиреотропного гормона в сыворотке крови является тестом для диагностики функционального состояния железы (тиреотоксикоза или гипотиреоза), для контроля за адекватностью заместительной или супрессивной терапии L-тироксином и тиреостатической терапии при гипертиреозе.

Литература

1. Богатырева Р.В. Состояние акушерско-гинеколо-гической помощи в Украине и пути ее улучшения // Медико-социальные проблемы семьи. – 1997. – Т. 2, № 1. – С. 3-6.
2. Йена С.С.К., Джаффе Р.Б. Репродуктивная эндокринология / Пер. с англ. – М.: Медицина, 1998. – Т. 2. – 432 с.
3. Петров В.Н., Петрова С.В., Пятибратова Е.В. Состояние репродуктивной системы у женщин с гиперплазией щитовидной железы // Новые горизонты гинекологической эндокринологии. – 2002. – С. 52-56.
4. Measure progress. World health day safe mother-hood. – Geneva: WHO, 2004. – P. 33-36.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2011 Год

Содержание выпуска 8 (49), 2011

  1. Г.О. Ісламова

  2. Г.О. Ісламова

  3. Г.О. Ісламова

  4. Г.О. Ісламова

  5. Г.О. Ісламова

  6. Г.О. Ісламова

  7. Г.О. Ісламова

  8. H. Tindle, E. Davis, L. Kuller

  9. Г.О. Ісламова

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 2 (131), 2020

  1. О. В. Дженина, В. Ю. Богачев, А. Л. Боданская

  2. В.І. Пирогова

  3. М.В. Медведєв

  4. М. В. Майоров, С. В. Ворощук, Е. А. Жуперкова, С. И. Жученко, О. Л. Черняк

  5. І. В. Лахно, А. Е. Ткачов

  6. Ю. В. Лавренюк, П. Л. Шупика, М. В. Лоншакова

  7. С. П. Пасєчніков, П. О. Самчук

  8. R. Eastell, C. J. Rosen, D. M. Black, A. M. Cheung, M. H. Murad, D. Shoback