скрыть меню

Психологическая адаптация женщин во время беременности и после родов

страницы: 44-49

А.Н. Рыбалка, д.мед.н, профессор, заведующий кафедрой акушерства, гинекологии и перинатологии Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского И.С. Глазков, д.мед.н., профессор И.Б. Глазкова, д.мед.н., доцент, главный врач; И.Г. Трибрат; С.Е. Регушевский, главный акушер-гинеколог МЗ АР Крым, заведующий родильным отделением; Э.Е. Гончарова Клинический родильный дом № 2, г. Симферополь В.И. Темник, главный психолог МЗ АР Крым
Untitled
В настоящее время все больше внимания уделяется влиянию психоэмоционального состояния женщины на течение беременности и перинатальные исходы.
В период беременности женщина сталкивается с новыми адаптационными задачами, для разрешения которых требуется активная личностная перестройка. Она должна постепенно принять роль матери, научиться воспринимать будущего ребенка отдельно от себя и реализовывать свои потребности с учетом его существования. Для этого необходимо большое внимание уделять психическому здоровью женщины. Основным критерием психического здоровья считается способность человека разрешать трудные жизненные ситуации, сохраняя собственный психический статус. Во время беременности психическое благополучие выражается в способности будущей матери адекватно проявлять свое поведение, регулировать свои психические состояния, адаптируясь к условиям кризисной ситуации.
Беременность является критическим этапом в развитии личности женщины. Этот период изменения системы ценностей и отношений, а также образования новых смыслов у будущей матери приходится на II триместр беременности и совпадает с появлением ощущения шевелений плода. С началом шевеления плод становится полноправной частью системы мать-дитя. Однако полноценно воспринимать своего неродившегося ребенка способна женщина с достаточно высоким уровнем личностной организации.
Процесс принятия роли матери рассматривается как кризисный этап в развитии личности, который предъявляет особые требования к внутренним психологическим ресурсам и несет для женщины как потенциальные возможности, так и опасность [1, 2, 5, 11, 14, 18, 20]. В одном случае наблюдается прогрессивный личностный рост, способствующий становлению материнского отношения, в другом – прослеживаются негативные изменения, что сказывается на состоянии психического здоровья матери и будущем психическом развитии ребенка. Практически все беременные подвержены резким эмоциональным перепадам, так как ожидание ребенка сопровождается физическими и эмоциональными сдвигами [3, 7].
Важную роль в последующей психологической адаптации женщины после родов играют типы переживания беременности, особенно на 25-32-й неделе.
Так, выделяют три типа переживания беременности – адекватный, тревожный и игнорирующий [6, 9, 18-20].
При адекватном типе переживания формируется постепенная конкретизация образа ребенка и восприятие его с положительными эмоциями. Вместе с тем наблюдаются выраженная динамика психосоматического состояния (в каждом триместре физиологической беременности), усталость, снижение активности в І триместре, общее расслабление и ожидание встречи с ребенком к концу беременности, четкие представления о послеродовом периоде и своей материнской роли, удовлетворенность собой и изменениями в своем состоянии, эмоциональная близость со своей матерью.
При тревожном типе переживания беременности формируется повышенная или пониженная ценность ребенка для матери вследствие выраженности по типу болезненного состояния соматического компонента в І триместре. Эмоциональное состояние тревожное или депрессивное. Во ІІ триместре тревога усиливается, в ІІІ – стабилизации не наблюдается. Активность связана со страхами за исход беременности и родов.
При игнорирующем типе переживания соматический компонент либо не выражен совсем, либо состояние лучше, чем до беременности. Во ІІ триместре шевеления плода сопровождаются неприятными физиологическими ощущениями. В ІІІ триместре возможны всплески депрессивных или аффективных состояний. Активность направлена на обстоятельства, не связанные с плодом.
Для большинства пациенток наступившая беременность является желанной, но для некоторых это событие оказывается неожиданностью и не всегда приятной. Когда женщина принимает решение сохранить беременность, но при этом не готова к ней, то, как правило, период вынашивания ребенка сопровождается тревогой и воспринимается как стрессовый фактор. В этих случаях обычно отмечается тревожный тип переживания беременности. При этом важную роль в развитии тревожных состояний играют определенный физический дискомфорт; вынужденные изменения образа жизни, в общении в семье, с коллегами по работе; беспокойство за здоровье будущего ребенка; финансовые затруднения.
Состояние эмоционального напряжения с наличием тревожности различной степени выраженности наблюдается у 40-50% женщин с нормально протекающей беременностью. Оно усугубляется при появлении дополнительных психотравмирующих факторов, таких как возникновение осложнений беременности, требующих госпитализации, выявление врожденных пороков развития плода, угроза преждевременных родов (УПР) и преждевременный разрыв плодных оболочек (ПРПО) на 25-32-й неделе, воспоминания о неблагоприятных в прошлом беременностях и родах и др. [1, 2].
Немаловажным в развитии тревожных состояний при УПР и ПРПО на 25-32-й неделе гестации являются физический дискомфорт, психологическая неподготовленность к вероятным преждевременным родам (обычно женщина настроена вынашивать беременность до 38-40 нед), ведущая к вынужденным изменениям в образе жизни, беспокойство за здоровье будущего ребенка.
Наиболее часто встречаются нарушения эмоциональной сферы в виде волнения, раздражительности, беспокойства, ощущения чувства одиночества, эмоционального напряжения как проявления стресса [10, 12, 16, 17]. При отсутствии признаков пограничных нервно-психических расстройств у четверти женщин наблюдаются акцентуации характера. Как правило, в I триместре беременности проявляется заострение личностных черт: представители дистимного, циклотимного, тревожного, эмотивного типов личности становятся более мягкими, ранимыми, впечатлительными, неуверенными в себе; в свою очередь демонстративные, гипертимные, возбудимые, педантичные, экзальтированные – более требовательными, агрессивными, раздражительными. Во II-III триместре могут вновь начаться эмоциональные перепады в связи с ожиданием родов.
Иногда психоэмоциональные нарушения приводят к развитию депрессивных и тревожных расстройств. Последние могут впервые появиться во время беременности, при этом происходит изменение течения уже имеющихся нарушений. В этом случае в условиях акушерского стационара необходимо провести (по желанию пациентки) экспериментально-психологическое исследование. В ходе его определяют фон настроения, отсутствие или наличие, а также степень истощаемости психических процессов, уровень эмоциональной лабильности, отсутствие или наличие и степень выраженности эмоционального напряжения, самооценку (адекватная, завышенная, заниженная), тип темперамента, черты характера и другие личностные особенности. После проведения исследования и ознакомления с его результатами психолог выбирает психокоррекционные мероприятия для улучшения адаптации женщины к беременности и послеродовому состоянию. При необходимости он направляет пациентку на консультацию к психотерапевту или психиатру.
Выявление депрессии у беременных затруднено, так как сниженные фон настроения и уровень когнитивных функций встречаются и при нормально протекающей беременности. Стрессогенные факторы усугубляют вышеизложенные ситуации. К одному из таких психотравмирующих факторов относятся преждевременные роды на 25-32-й неделе гестационного периода.
Стресс можно определить как ответ организма на предъявленные ему любые неспецифические требования, под воздействием которых возникает необходимость в перестройке или адаптации. Ответ организма зависит от силы воздействующего раздражителя [13, 19]. Для женщины, которая настроена вынашивать беременность до 39-40 нед, ПРПО или другие клинические ситуации, ведущие к преждевременным родам, являются сильными стрессорами.
Согласно теории Ганса Селье, ответ организма на стресс проходит три стадии – тревогу, адаптацию, истощение. На первой стадии женщина может быть взволнована, бурно реагировать на стрессовую ситуацию, стараясь нормализовать ее. Если стресс не проходит, то постепенно организм адаптируется к такому состоянию, привыкает к нему, после чего возникает истощение. Эта стадия длится тем дольше, чем больше защитных сил потребовалось на ликвидацию стресса [7- 10, 12, 16].
Сложность с адаптацией возникает у акцентуированных, психопатических и невротизированных личностей, что проявляется в изменениях эмоциональной и мыслительной сфер, а затем и поведения. При нарушениях эмоций наблюдаются ухудшение и неустойчивость настроения, склонность к аффективным (депрессивным) реакциям, раздражительность, обидчивость и др.
При мыслительной дисфункции выявляется склонность к искаженному истолковыванию поведения окружающих. При изменениях в поведении появляется придирчивость к словам и поступкам окружающих, повышается уровень агрессивности или замкнутости с тяжелыми внутренними переживаниями.
Адаптационные реакции, в отличие от стрессовых, более длительны и менее интенсивны по своим внешним проявлениям. Они обратимы и тесно связаны по времени и содержанию с психотравмой, например с преждевременными родами. При проявлении приспособительных реакций обнаружено и отрицательное личностное отношение к ситуации, которое неизбежно сопровождается негативными эмоциями и внутренним напряжением. При благоприятном протекании адаптационного периода имеют значение интеллектуальный уровень, способность реальной оценки ситуации и умение контролировать эмоции, которые представляют собой механизм индивидуальной адаптации при взаимодействии человека с окружающей средой [7, 10, 12].
Информационный (когнитивный) подход, который основывается на теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера, объясняет механизм возникновения и характер проявления эмоций. Согласно данной теории, положительное эмоциональное переживание возникает тогда, когда прогнозы и ожидания человека находят подтверждение в жизни, а представления претворяются в реальность. Отрицательные эмоции развиваются в результате расхождения (диссонанса) между ожидаемыми и реальными результатами деятельности [1, 18, 20].
Как правило, при преждевременных родах различной этиологии возникают отрицательные эмоции как стенические (гнев, негодование, ярость), так и астенические (тоска, страх, ужас). Отрицательные эмоции – это следствие недостатка или отсутствия информации, необходимой для сохранения равновесия в системе организм – окружающая среда.
Отрицательные переживания, острые стрессовые состояния, устойчивые страхи, возникновение неоднозначных чувств к самой себе или к неродившемуся ребенку, иногда своеобразное игнорирование беременности могут свидетельствовать о наличии у будущей матери неосознаваемых внутренних проблем, конфликта между желанием иметь ребенка и неготовностью к решительным переменам в своей жизни [2, 7, 18, 20].
На этапе пребывания женщины в акушерском стационаре как с угрозой прерывания беременности, так и после преждевременных родов очень важна своевременная психологическая помощь для улучшения ее адаптации к послеродовому периоду. Наиболее благоприятными факторами для формирования в будущем гармоничного материнского поведения являются желанность беременности, наличие субъектного отношения матери к еще не родившемуся ребенку (мысленная и вербальная адресованность, стремление интерпретировать движения плода как акты общения и др.).
При неблагоприятной для формирования будущего материнского поведения ситуации отмечаются нежеланность беременности, объектное отношение матери к еще не родившемуся ребенку (женщины не пытаются вступать в общение с плодом, акты его движения воспринимаются как физиологические ощущения и сопровождаются неудобством) [14]. Исходя из вышеизложенного, можно предположить, что наиболее успешными в адаптации после преждевременных родов на 25-32-й неделе будут женщины с изначально благоприятной ситуацией для будущего материнского поведения, а также прошедшие предварительную психологическую подготовку к родам.
Целью исследования являлось изучение психологического состояния женщин на 25-32-й неделе беременности с УПР и ПРПО и формирование рекомендации психологам и акушерам-гинекологам по их адаптации.

Материалы и методы исследования

Нами было проведено изучение психологического состояния 64 женщин на 25-32-й неделе беременности с УПР и ПРПО с последующими родами на этих сроках в течение 2-3 нед, которые находились в акушерском стационаре клинического родильного дома № 2 г. Симферополя.
Пациентки были распределены на три группы. Первую группу составили 20 женщин с адекватным типом переживания беременности, во вторую группу вошли 26 пациенток с тревожным или амбивалентным типом, а в третью – 18 женщин с игнорирующим типом переживания беременности.
Для проверки приведенных предположений было выбрано исследование с использованием методов анкетирования и личностных опросников. К проведению психологической диагностики беременные на сроке 25-32 нед с УПР и ПРПО относились с тревогой, иногда с агрессивностью. Поэтому на первом этапе необходимо было выбрать наиболее достоверные и приемлемые для них методы психологического исследования (с учетом пребывания пациенток в акушерском стационаре в течение 2-3 нед) с целью выявления желанности беременности, определения взаимоотношений в семье, самочувствия, планов женщины, связанных с ребенком и будущей жизнью, динамики и глубины ее эмоционального состояния, представлений о родах и послеродовом периоде [2, 6, 8, 13, 15, 20].
Были проанализированы данные структурированного интервью беременных (модификация, используемая психологами как в перинатальной женской консультации, так и в акушерском стационаре). Кроме того, проводили исследование самооценки по методике Дембо – Рубинштейн и цветовой тест Люшера – проективный метод, позволяющий наиболее объективно показать динамику и глубину эмоционального состояния беременной и родильницы [4, 6].
На втором этапе были выбраны методы и приемы адекватной психокоррекции женщин с учетом результатов психологического исследования, проведенного на первом этапе.

Результаты исследования их обсуждение

К первой группе относились женщины с адекватными типом переживания беременности, ценностью ребенка, типом материнского отношения наряду с высокой поисковой активностью и адекватной самооценкой с тенденцией к завышенной. Среди этих пациенток наблюдалась более успешная адаптация к преждевременным родам.
Во вторую группу вошли беременные с тревожным или амбивалентным типом переживания, завышенной или заниженной ценностью ребенка, тревожным или амбивалентным типом материнского отношения наряду со средней поисковой активностью и заниженной или лабильной самооценкой. В данной группе лиц отмечались сложности с адаптацией к преждевременным родам.
Третью группу составляли женщины с игнорирующим типом переживания беременности, недостаточной ценностью ребенка, эмоционально отстраненным типом материнского отношения наряду с высокой поисковой активностью, направленной на не связанные с ребенком сферы деятельности, и лабильной или завышенной самооценкой. В этой группе наблюдалась трудная адаптация пациенток к преждевременным родам; крайним ее вариантом являлся отказ от ребенка.
По данным психологического исследования, женщины в группе с успешной адаптацией к преждевременным родам на сроке 25-32 нед (первая группа) не испытывали колебаний в принятии решения иметь ребенка, радовались, узнав о своей беременности, отмечали преобладание положительных эмоций и ощущений во время беременности. Вместе с тем они исчерпывающе отвечали на вопросы, касающиеся их отношения к плоду (переживали чувство общности с ним, разговаривали, выбирали имя для будущего ребенка). Представительницы этой группы имели благоприятный коммуникативный опыт в детстве, ласковое отношение со стороны родителей, были эмоционально привязаны к матери.
По результатам цветового теста Люшера, для пациенток первой группы характерны: высокая поисковая активность, упорство в достижении целей, противодействие давлению внешних факторов, самостоятельность в принятии решений, инициативность, стрессоустойчивость, уверенность в себе, стремление к преодолению препятствий, стоящих на пути к реализации своих намерений, эмоциональная напряженность, склонность к плодотворному сотрудничеству, умение сглаживать конфликты, хороший самоконтроль при достаточной активности, которая успешно контролируется сознанием. У этих женщин внешняя сбалансированность дается ценой внутреннего напряжения; дискомфорт вызывает напряженность, повышенную тревожность; потребность в расслаблении компенсируется высокой поисковой активностью с целью выхода из неблагоприятной ситуации.
По данным психологического исследования, у представительниц второй группы со сложностями в адаптации к преждевременным родам отмечается наличие колебаний в принятии решения иметь ребенка; беременность у них сопровождается переживанием эмоций страха, беспокойства, тревоги за себя и ребенка. Женщины формально отвечали на вопросы, касающиеся плода (испытывали трудности при попытке вступать с ним в общение, выбор имени оставляли на период после родов или не могли определиться с выбором одного имени); указывали на сложности во взаимоотношениях с матерью в детстве.
По данным метода цветовых выборов Люшера, у женщин этой группы определялись: стресс, вызванный конфликтом между надеждой и необходимостью (желанием и реальностью), состояние выраженного разочарования, ощущение бессилия перед существующими препятствиями, чувство страха, нервное истощение, беспокойная раздражительность, противоречивое сочетание разнонаправленных тенденций – стремление уйти от обременительных отношений и страх потерять объект привязанности; эмоциональное напряжение может проявиться психосоматическими вариантами дезадаптации. Кроме того, наблюдаются пассивность, сочетающаяся с беспокойством и мнительностью, ощущение непреодолимых трудностей; склонность к перепадам настроения от приподнятого до грустного, стремление избежать ответственности; тревожные опасения за свое здоровье, за здоровье ребенка, страх перед будущим и предстоящими трудностями; протестная реакция на средовые воздействия с избыточной возбудимостью; раздражительность, мнительность в отношении высказываний окружающих на свой счет, упрямство в сочетании с обидчивостью; тревожная настороженность, пассивное выжидание, уход от конфликтов в мир внутренних переживаний.
У пациенток в группе с трудной адаптацией к преждевременным родам (третья группа), по данным психологического исследования, были выявлены: колебания в принятии решения иметь ребенка; позднее распознавание беременности, сопровождающееся чувством досады; первое шевеление плода окрашено неприятными ощущениями, сопровождалось неудобством, брезгливостью. Женщины скупо и формально отвечали на вопросы, касающиеся плода (не переживали чувства общности с ним, не пытались вступать в общение, не выбирали имя), отмечали отсутствие привязанности к матери в детстве и строгое отношение родителей.
По результатам теста Люшера, для данной группы женщин характерны: тенденция к пассивности, отходу от социальных контактов, ограничение сферы общения, опустошенность, усталость; потребность в высвобождении от гнетущих обстоятельств, выраженное чувство внутреннего протеста и неприятия сложившейся ситуации, которая задевает самолюбие и фрустрирует насущные потребности личности. Вместе с тем у них отмечались незрелость позиции, избегание жестко ограниченных рамок деятельности; сниженный фон настроения, сочетающийся с протестными реакциями; пассивно-оборонительная позиция, потребность в отстаивании собственных установок, ригидность, агрессивность; ущемленность чувства собственного достоинства под угрозой престижности позиции, что вызывает нарастание эмоций гнева, усиленных неблагоприятными обстоятельствами, бороться с которыми трудно в силу субъективно переживаемого чувства их неотвратимости. Также у этих пациенток выявлены склонность к вспыльчивости в конфликтных ситуациях, импульсивность поведения, эмоциональная напряженность, трудность адаптации, чувство протеста и неудовлетворенности в связи с обстоятельствами, субъективно оцениваемыми как нежелательные; стремление освободиться от избыточной и обременительной ответственности, страх перед будущим и трудностями. Кроме того, в данной группе беременных наблюдались оборонительная реакция в связи с ощущением угрозы, затруднениями в реализации своих планов; стресс, проявляющийся выраженной эмоциональной неустойчивостью и тревогой, связанный с разочарованием; противоречия между высокими ожиданиями и невозможностью реализации своих намерений и надежд.
На втором этапе, исходя из результатов психологического исследования, были выбраны методы психокоррекции, соответствующие определенным типам адаптации женщин к преждевременным родам на сроке 25-32 нед.
В первой группе женщины приспосабливались к ситуации преждевременных родов самостоятельно. У 5 из 20 из них была проведена психокоррекция с обучением поведению для обеспечения оптимального приспособления к сложившимся условиям во время пребывания в стационаре и в дальнейшем послеродовом периоде; также использовался метод объективизации стрессов.
Во второй группе с целью улучшения адаптации женщин к родам в акушерском стационаре проводили психокоррекцию с использованием различных методов и приемов работы, таких как: объективизация стрессов, полная рационализация предстоящего события, формирование динамичных установок, избирательная позитивная ретроспекция, арт-терапия, обучение поведению, которое помогает адаптироваться в ситуации преждевременных родов. После психокоррекционных мероприятий у 9 из 64 (14%) женщин адаптация улучшилась, сформировался адекватный тип материнского отношения, и они были переведены из второй группы в первую.
У пациенток в третьей группе проводили психокоррекционную работу с использованием метода избирательной позитивной ретроспекции, приемов арт-терапии и обучение поведению, которое помогает адаптироваться в сложных ситуациях.
Поскольку игнорирующий тип переживания беременности плохо поддается психологической коррекции и при этом затрагиваются взаимоотношения с матерью беременной, ее детьми (если они есть), отцом ребенка и с остальными родственниками, психокоррекционные мероприятия проводили со всеми возможными участниками взаимодействия при их согласии и согласии пациентки. В результате у 5 (7,8%) из 64 женщин адаптация улучшилась и проявился амбивалентный тип материнского отношения. Их перевели из третьей во вторую группу.
Крайний вариант трудной адаптации проявился у одной из 64 женщин в отказе от ребенка с пороками развития, что составило 1,6% от общей выборки.

Выводы

Наиболее высокий уровень адаптации к преждевременным родам на сроке 25-32 нед обнаружен у женщин с изначально сложившейся благоприятной ситуацией для будущего материнского поведения, прошедших курсы по подготовке к родам, а также у лиц с тревожным (амбивалентным) и игнорирующим типами поведения, предварительно прошедших психологическую подготовку.
Ранняя постановка на учет по беременности и предоставление женщине своевременной медицинской и психологической помощи способствуют формированию благоприятной ситуации для будущего материнского поведения.
Пациенткам, которые по мнению акушеров-гинекологов относятся к группе риска по преждевременным родам (юные первородящие, беременные с воспалительными заболеваниями женских половых органов, преждевременными родами в анамнезе, невынашиванием и др.), рекомендуются профилактические стационарные и амбулаторные медикаментозные курсы терапии. Однако этот подход не улучшает перинатальных исходов и не уменьшает количество преждевременных родов. Кроме того, данная практика повышает медикаментозную нагрузку и риск реализации стресса ожидания и психосоматической дезадаптации. Особенно это проявляется при пребывании в стационаре беременных из группы риска одновременно с женщинами, проходящими предродовую подготовку на 38-40-й неделе к последующим родам. Поскольку в данных условиях нарушается охранительный режим для беременных из группы риска, психокоррекционная работа психолога с ними нивелируется.
Рекомендуется проведение психологической коррекции состояния беременных психологами женских консультаций или направление пациенток с высоким риском осложнений гестации на курсы по подготовке к родам. Желательным является формирование группы беременных с наличием факторов риска преждевременных родов. Большое значение в программе психологической адаптации к своему состоянию имеет информирование пациенток с высоким риском преждевременных родов о возможностях современных медицинских технологий и практик, а также о существовании обоснованных доказательств удовлетворительных исходов родов на данном сроке.
Наличие в штате родильных домов квалифицированных психологов повышает доступность, своевременность оказания психологической помощи и поддержки женщинам с УПР, ПРПО и другими осложнениями на сроке 25-32 нед гестации, особенно с тревожным и игнорирующим типами переживания беременности. При неблагоприятных обстоятельствах или несвоевременном оказании психологической помощи адаптационный период может быть более длительным, возможно развитие острых аффективных реакций и переход в болезненное состояние.
Система психопрофилактики в родильном доме включает комплекс мероприятий для создания специального охранительного режима для беременных и родильниц с максимальным исключением ятрогении и психических травм. Кроме того, необходимо учитывать личностные особенности женщин, проводить психокоррекцию состояния эмоционального напряжения и тревоги беременных, привлекать мужей к совместной работе по гармонизации семейных отношений.

Литература

1. Абрамченко В.В. Психосоматическое акушерство / Абрамченко В.В. – СПб., 2001. – 311 с.
2. Абрамченко В.В. Перинатальная психология: Теория, методология, опыт / Абрамченко В.В., Коваленко Н.П. – Петрозаводск, 2004. – 350 с.
3. Баженова О.В. Готовность к материнству: выделение факторов, условий психологического риска для будущего развития ребенка / Баженова О.В., Баз Л.Л., Копыл О.А. // Синапс. – 1993. – № 4. – С. 35-42.
4. Блейхер В.М. Патопсихологическая диагностика / Блейхер В.М., Крук И.В. – К., 1986. – 280 с.
5. Брутман В.И. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности / Брутман В.И., Родионова М.С. // Вопросы психологии. – 1997. – № 7. – С. 38-47.
6. Брутман В.И. Динамика психологического состояния женщины во время беременности и после родов / Брутман В.И., Филиппова Г.Г., Хамитова И.Ю. // Психологический журнал. – 2000. – Т. 7, № 3. – С. 59-68.
7. Воробьев В.М. Психическая адаптация как проблема медицинской психологии и психиатрии / Воробьев В.М. // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В.М. Бехтерова. – 1993. – № 2. – С. 33-39.
8. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса / Китаев-Смык Л.А. – М., 1983. – 370 с.
9. Коваленко Н.П. Психопрофилактика и психокоррекция женщины в период беременности и родов / Коваленко Н.П. – СПб., 2001. – 318 с.
10. Короленко Ц.П. Психофизиология человека в экстремальных условиях / Короленко Ц.П. – М.: Наука, 1978. – 271 с.
11. Корчагина И.А. О стрессе – с оптимизмом / Корчагина И.А. // Материнство. – 1999. – № 1-2. – С. 55-57.
12. Марищук В.Л. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса / Марищук В.Л., Евдокимов В.И. – СПб.: изд. дом «Сентябрь», 2001. – 260 с.
13. Методы практической психологии общения. Учебное пособие / Под ред. В.П. Захарова, Е.В. Сидоренко. – М., 2004. – 61 с.
14. Мещерякова С.Ю. Психологическая готовность к материнству / Мещерякова С.Ю. // Вопросы психологии. – 2000. – № 5. – С. 18-27.
15. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования / Нельсон-Джоунс Р. – СПб.: Питер, 2002. – 464 с.
16. Сандомирский М.Е. Защита от стресса / Сандомирский М.Е. – М.: изд-во Инстута психотерапии, 2001. – 336 с.
17. Сандомирский М.Е. Как справиться со стрессом / Сандомирский М.Е. – Ярославль: изд-во Яросл. технич. ун-та, 1995. – 145 с.
18. Соколова О.А. Личностный кризис женщины в период беременности / Соколова О.А. // Личность и бытие. – Краснодар, 2005. – С. 80-86.
19. Судаков К.В. Системные механизмы эмоционального стресса / Судаков К.В. – М.: Медицина, 1981. – 232 с.
20. Филиппова Г.Г. Психологическая готовность к материнству / Филиппова Г.Г. // Хрестоматия по перинатальной психологии: психология беременности, родов и послеродового периода. – М.: УРАО, 2005. – 328 с.

Поделиться с друзьями: