Разделы: Акушерство

Кесарю – кесарево

История кесарева сечения

Подготовил Александр Ольгин

Начнем с самого термина. Почему «сечение» – понятно, но почему «кесарево»? Кесарь, кайзер, царь – слова, восходящие к имени Гая Юлия Цезаря (100 – 44 гг. до н.э.), великого полководца и политика, получившего от Римского Сената титул императора. Кесарево сечение – цезарево сечение, но при чем тут Цезарь?
Еще с античных времен бытует легенда, что мать Цезаря, Аврелия, при родах умерла, но будущий «отец отечества» был извлечен из нее живым посредством оперативного вмешательства – кесарева сечения. Однако при всей заманчивости такого толкования оно не выдерживает критики. Как быть, например, со свидетельством того, что Аврелия знала об экспедиции своего сына в Британию, куда Цезарь высадился в возрасте 45-46 лет? Зато есть сведения, что при Цезаре был принят закон, делавший обязательной в случае смерти роженицы попытку спасения ребенка путем рассечения брюшной стенки и матки и извлечения плода. До XVII века эта процедура называлась кесаревой операцией. Термин «кесарево сечение» ввел в 1598 г. Жак Гилльимо в своей книге об акушерстве. Есть и другие варианты этимологии этого термина, но углубление в филологические дебри не входит в наши задачи.
С операцией, называемой ныне кесаревым сечением, связано столько мифов, легенд и преданий, что вычленить из них реальное ядро очень и очень сложно. Одно можно утверждать с уверенностью: кесарево сечение известно человечеству с глубокой древности. Предания об оперативном извлечении плода, в том числе живого ребенка из живой матери, существуют и в западной, и в восточной культурах.
Древнегреческий бог врачевания Асклепий (в римском варианте – Эскулап) был сыном Аполлона и нимфы Корониды. Легкомысленная Коронида, уже будучи беременной от Аполлона, изменила ему со смертным – красавцем Исхием. Такого попрания божественного достоинства боги-олимпийцы потерпеть не могли. Разгневанный Зевс убивает дерзкого Исхия молнией, а обманутый Аполлон поражает стрелой неверную возлюбленную. Однако гнев отца не распространяется на еще не родившегося сына, которого он извлекает из чрева мертвой матери (чем не кесарево сечение?) и передает на воспитание мудрому кентавру Хирону, обучившему его впоследствии искусству врачевания.
Существуют древнекитайские гравюры, изображающие операцию кесарева сечения, причем явно на живой женщине.
Еврейский Талмуд запрещает определение первородства в случаях, когда близнецов извлекают из утробы матери хирургическим путем. Женщинам, разрешившимся от бремени с помощью оперативного вмешательства, предписываются специальные очистительные ритуалы.
Но хотя и существуют отдельные свидетельства о случаях успешного извлечения живого плода из живой матери, все же изначальной целью оперативного вмешательства было извлечение ребенка из умершей или умирающей женщины. Во-первых, люди всегда хотели дать ребенку шанс выжить – сколь бы мизерным этот шанс ни представлялся. Во-вторых, согласно религиозным предписаниям, в случае смерти роженицы ребенка и мать следовало хоронить отдельно. Возможность спасти и мать, и дитя стала по-настоящему реальной лишь в XIX веке. Правда, такие попытки предпринимались постоянно, но не всегда успешно. Первое или, по крайней мере, одно из первых письменное свидетельство об успешном проведении кесарева сечения датируется 1500 г. В Швейцарии жил некий Якоб Нуфер, чью профессию мы бы определили сейчас как «ветеринар, специалист по стерилизации домашних животных». Когда его жене пришло время рожать первенца, роды оказались на редкость тяжелыми и долгими. Несмотря на все усилия тринадцати опытных акушерок, несчастная женщина никак не могла разрешиться от бремени. По прошествии нескольких дней мучительных и бесплодных схваток отчаявшийся муж понял, что пора переходить к решительным действиям. Заручившись разрешением властей, он приступил к операции. Благодаря своей профессии, Якоб имел некоторые хирургические навыки. Возможно, именно это, наряду с жалостью к жене и решительным характером, помогло ему успешно провести операцию. Женщина осталась жива и впоследствии родила мужу еще пятерых детей (в том числе двойню!). Ребенок, извлеченный из утробы матери посредством кесарева сечения, дожил до 77 лет. Справедливости ради отметим, что некоторые современные специалисты по истории медицины подвергают сомнению подлинность этого рассказа, ставя его в один ряд с многочисленными небылицами о роженицах, проделавших кесарево сечение самостоятельно, о беременных женщинах, атакованных рогатыми животными и т.д.
Из письменных свидетельств о первых случаях успешного осуществления кесарева сечения можно сделать вывод, что практически все они проводились вдали от больших городов, в сельской местности, без участия профессиональных врачей (даже без консультации с ними) и без применения соответствующего инструментария. В какой-то момент к оперативному вмешательству стали прибегать на более раннем этапе родового процесса – еще до того, как ситуация становилась фатальной для роженицы. Это позволяло уменьшить рискованность и травматичность операции не только для матери, но и для ребенка. Операция осуществлялась, как правило, дома – на кухонном столе или на простой кровати. В больницах рожали редко, что (как ни странно это звучит) было благом и для матери, и для ребенка, по крайней мере, до второй половины XIX века. Об асептике и антисептике в те времена еще ничего известно не было, и больницы буквально «кишели» инфекциями. Опасность представляло все – вплоть до плохо вымытых рук хирурга.
Успешному осуществлению кесарева сечения, как, впрочем, и любого хирургического вмешательства, препятствовало еще одно обстоятельство – отсутствие серьезных анатомических знаний. Слово «анатомия» в переводе с греческого означает «рассечение (тела)». Еще с античных времен религия и общественное мнение традиционно восставали против посмертного вскрытия. Анатомические знания, полученные при вскрытии животных, механически переносились на человеческое тело, что не могло не приводить к грубым ошибкам в представлениях о строении внутренних органов человека. Когда великий Александр Македонский основал в Египте Александрию (IV в. до н.э.), очень скоро ставшую международным торговым и культурным центром, вместе с греческими торговцами туда потянулись и греческие ученые, в том числе и медики. При слове «Египет» первым часто приходит на ум слово «мумия». Так было и в античные времена. Греческие медики Герофил и Эрасистрат (III в. до н.э.) заимствовали египетскую технику мумифицирования. Да и общество к тому времени уже не было столь непримиримо настроено к эмпирическому (т.е. опытному, экспериментальному) изучению анатомии. Поэтому кое-какие представления об анатомии человека в античную эпоху все же существовали, однако фундаментальными их назвать никак нельзя. Подобно другим эмпирическим областям знания, анатомия в Европе вплоть до эпохи Возрождения была вынуждена довольствоваться тем, что «завещала» ей античность. Возрождение ассоциируется, главным образом, с искусством и философией, однако ничуть не менее масштабными и революционными были изменения в научном мышлении и научной практике. Анатомические представления медиков XVI-XVII вв. уже ни в коей мере нельзя назвать наивными или фантастическими (хотя церковь продолжала преследовать практику посмертного вскрытия). В труде основоположника современной анатомии Андреаса Везалия (1514 – 1564) «De corporis humani fabrica» («О строении человеческого тела») даны по-настоящему научные описания всех органов и систем человеческого тела.
Интересно, что в странах, которые мы высокомерно привыкли считать дикими, представление об анатомии человеческого тела (так же, как и понятие об антисептике, а может быть, и техника анестезии) находилось, по всей видимости, на более высоком уровне, чем в цивилизованной Европе. Европейские путешественники неоднократно рассказывали о случаях успешного проведения кесарева сечения, например, в Африке. Один из них описывает британец Р.У. Фелкин. Некий лекарь использовал банановое вино как своего рода анестезию, одурманив им женщину до полубессознательного состояния. Тем же банановым вином он протер собственные руки и живот роженицы, а затем, сделав срединный надрез, сразу прижег рану – во избежание сильного кровотечения. По завершении операции угандийский целитель скрепил разрез на животе металлическими иглами (матку он зашивать не стал, а лишь помассировал ее), а затем перевязал рану, предварительно покрыв бинт какой-то мазью, изготовленной из корней. Случай этот датируется уже 1879 г., однако сноровка лекаря, отработанность процедуры и та быстрота, с которой пациентка оправилась от операции, позволили Фелкину заключить, что угандийские лекари имеют богатый и, без сомнения, давний опыт хирургического извлечения плода.
В Европе же, начиная с эпохи Возрождения, акушерство все больше превращалось из ремесла в отрасль медицинской науки. Как известно, вплоть до конца XIX века медицинское образование было доступно только мужчинам. Опытных, но не слишком «подкованных» в теории женщин-акушерок со временем практически вытеснили образованные врачи-мужчины. Однако согласно одному из первых вполне достоверных (в отличие от случая с Якобом Нуфером) свидетельств об успешном проведении кесарева сечения, пальма первенства (если не в мире, то, во всяком случае, в Британской империи) здесь принадлежит женщине. Переодевшись мужчиной, англичанка Джеймс Миранда Стюарт Бэрри завербовалась в Южную Африку в качестве военного врача. Именно там она и провела операцию, о которой идет речь, примерно между 1815 и 1821 гг.
На этом, пожалуй, можно закончить наш беглый обзор доисторической эпохи кесарева сечения. Историческую же эру знаменуют два великих открытия, к которым человечество пришло лишь во второй половине XIX века – антисептика и анестезия, но это тема для отдельного разговора.

Поделиться с друзьями: