ВПЧ-инфекция и диспластические процессы шейки матки у пациенток с СКВ, получающих иммуносупрессивные препараты

страницы: 45-50

П.Н. Веропотвелян1, к.мед.н., заведующий отделением патологии репродуктивной функции человека; И.С. Цехмистренко2; Н.П. Веропотвелян1, к.мед.н., главный врач; С.П. Яручик3. 1ОКУ «Межобластной центр медицинской генетики и пренатальной диагностики», г. Кривой Рог. 2Перинатальный центр, г. Киев. 3Городской онкологический диспансер, г. Кривой Рог

Представлен обзор современной зарубежной литературы касательно распространенности ВПЧ-инфекции и диспластических процессов шейки матки у пациенток с системной красной волчанкой, получающих иммуносупрессивную терапию.

Принимая во внимание разноречивые результаты описанных исследований относительно предрасположенности к персистенции ВПЧ-инфекции и возникновению предраковых заболеваний и рака шейки матки у лиц с аутоиммунной патологией и иммунодепрессивными состояниями, целесообразно проводить дальнейшее более глубокое изучение настоящей проблемы.

Ключевые слова: системная красная волчанка, вирус папилломы человека, дисплазия шейки матки, ­иммуносупрессивная терапия.

Рак шейки матки является одной из наиболее серьезных медицинских и социальных проблем женского репродуктивного здоровья в экономически развитых странах.

Нет сомнений, что сегодня имеющаяся совокупность эпидемиологических данных позволяет однозначно утверждать, что высокая степень плоскоклеточного интраэпителиального поражения (HSIL) и рак шейки матки относятся к заболеваниям, вызываемым вирусом папилломы человека (ВПЧ).

J. Santana et al. [13] информируют, что ВПЧ относится к ДНК-содержащим вирусам и может способствовать развитию как доброкачественных, так и злокачественных изменений кожи и слизистых оболочек.

Согласно подсчетам экспертов Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), в США ежегодно регистрируется около 33 300 случаев ВПЧ-ассоциированного рака, из них примерно 21 300 среди женщин и 12 100 среди мужчин [2].

В соответствии с данными Европейского отделения Международного общества по изучению инфекции в акушерстве и гинекологии [3] ВПЧ классифицируют на группы высокого и низкого онкологического риска (табл. 1).

Риск

Типы ВПЧ

Низкий

6, 11, 40, 42, 43, 44, 54, 61, 70, 72, 81

Высокий

16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 46, 51, 52, 53, 56, 58, 59, 66, 68, 73, 82

 

Исследования С. Wheeler et al. [14] показывают, что после инфицирования ВПЧ уже через 3 года у 27 % женщин развивается HSIL (рис.). L. Lyrio et al. [15] сообщают, что ВПЧ-инфекция наиболее часто обнаруживается у лиц с иммунными расстройствами. Этим объясняется интерес ученых к ВПЧ-инфицированию пациенток репродуктивного возраста с аутоиммунными нарушениями. Как известно, соотношение женщин и мужчин с аутоиммунной патологией составляет 15:1.

Рисунок. Морфологическая классификация изменений цервикального эпителия (ВОЗ, Bethesda system, 2001)

Системная красная волчанка (СКВ) – аутоиммунное заболевание неизвестной этиологии, при котором вследствие гиперпродукции органонеспецифических аутоантител развивается иммунокомплексное повреждение органов той или иной степени тяжести (схема, табл. 2).

Легкая СКВ

Тяжелая СКВ

Эритематозная сыпь

Дискоидная сыпь

Феномен Рейно

Алопеция

Фотосенсибилизация

Язвы слизистой рта, носоглотки

Лихорадка

Слабость

Головная боль

Артриты/артралгии

Миалгии

Лимфаденопатия

Сухие перикардиты или плевриты

Перикардиты и/или плевриты с небольшим количеством экссудата

Неактивный волчаночный гломерулонефрит (II класс)

Миокардиты

Перикардиты и/или плевриты с массивным количеством экссудата

Активный волчаночный гломерулонефрит (III, IV, V классы) – клинически нефротический или нефритический синдром

Пневмониты или легочные геморрагии

Тромбоцитопеническая пурпура

Гемолитическая анемия

Волчаночный васкулит

Антифосфолипидный синдром

Поражение центральной нервной системы

 

Схема. Патогенез СКВ [42]

Фундаментальным нарушением в иммунной системе у пациенток с СКВ в настоящее время принято считать генетически обусловленный дефект апоптоза аутореактивных клонов Т- и В-клеток. В индукции заболевания, помимо генетических факторов, важную роль играет уровень половых гормонов. Согласно имеющимся публикациям, в большинстве случаев СКВ страдают женщины репродуктивного возраста.

По мере увеличения стажа болезни клиническая картина меняется: наряду с возникновением об­острений с поражением ранее интактных органов или ухудшением со стороны систем-мишеней отмечаются симптомы, обусловленные сопутствующей патологией или осложнениями медикаментозного лечения. Такие пациентки регулярно получают иммуносупрессивную терапию, что, возможно, приводит к развитию пролиферативных заболеваний в целом.

Имеется множество научных статей, посвященных этой проблеме. Ряд ученых [16-18] информируют, что иммуносупрессивная терапия приводит к подавлению иммунной системы и, соответственно, иммунного ответа на вирусные инфекции, включая обусловленную ВПЧ.

L. Tam et al. [19] зарегистрировали не только высокую частоту встречаемости различных серотипов ВПЧ у пациенток с СКВ, не получавших лечение, по сравнению с группой контроля (4,7 и 1,1 % соответственно), но и обнаружили у них высокий риск инфицирования этим вирусом (в 2,5 раза выше по сравнению со здоровыми женщинами). Тем не менее M. Febronio et al. [20] не установили статистически значимой разницы в частоте встречаемости латентных форм течения ВПЧ-инфекции у больных СКВ по сравнению со здоровыми женщинами.

Некоторыми исследованиями подтверждено, что женщины, получающие цитостатические препараты в высоких дозах, относятся к группе риска по возникновению CIN. Кроме того, у пациенток с СКВ на фоне терапии циклофосфамидами дисплазия шейки матки развивается за короткий период времени.

В то же время в литературе [11, 13] имеются сведения, согласно которым не зарегистрирована достоверная связь между развитием патологии шейки матки и применением иммуносупрессивных препаратов у женщин с СКВ по сравнению с теми больными этой категории, кто их не использует.

V. Prilepskaya et al. [11] информируют, что в итоге, несмотря на ряд исследований в области ВПЧ-ассоциированных заболеваний шейки матки, а также изучение влияния цитостатической терапии на течение ВПЧ-инфекции у пациентов с СКВ, полученные данные разноречивы. L. Dreyer et al., E. Zard et al. [21, 22] сообщают, что нарушения в иммунной системе, в частности в иммунном ответе организма, предрасполагают к высокой восприимчивости к вирусной инфекции и развитию ВПЧ-ассоциированных заболеваний шейки матки.

Предраковая патология и рак шейки матки у пациенток с СКВ

вверх

Шведские исследователи отмечают, что по сравнению с общей популяцией у женщин, страдающих СКВ, заметно повышен риск развития дисплазии шейки матки и, соответственно, злокачественных новообразований. Ученые из исследовательского центра Каролинского института в Стокгольме установили, что СКВ является независимым фактором риска развития дисплазии шейки матки.

По мнению авторов доклада [23], прозвучавшего на ежегодной конференции Европейской ассоциации ревматологов (EULAR, 2016), у пациенток с СКВ также повышается риск развития рака шейки матки, причем степень такого риска дополнительно зависит от приема лекарственных препаратов для лечения волчанки.

Шведские исследователи провели анализ данных о состоянии здоровья нескольких тысяч женщин с установленным диагнозом СКВ за 10 лет. Было установлено, что в сравнении с женщинами из общей популяции у участниц исследования риск развития дисплазии и инвазивного рака шейки матки был выше в 2 раза. При этом прием иммуносупрессоров ассоциировался с дополнительным повышением риска развития дисплазии и рака по сравнению с терапией противомалярийными средствами.

В 2013 г. испанские исследователи обнаружили, что заболеваемость разными формами рака среди взрослых, длительно страдающих СКВ, не менее чем в 4 раза превышает таковую в общей популяции.

Проведенные датскими учеными исследования [21] иллюстрируют, что практически половина случаев злокачественных новообразований у пациенток с СКВ обусловлена ВПЧ-инфекцией.

A. Soybilgic et al. [24] отмечают, что уровень заболеваемости раком анального канала, а также вульвы и влагалища у пациенток с СКВ по отношению к таковому в популяции составляет 26,9 и 9,1 % соответственно.

Группа ученых [25] проводила когортное обследование 9547 пациенток с СКВ, в ходе которого обнаружила 431 случай злокачественных образований, из них 14 приходились на рак шейки матки. Но в то же время в четырех других исследованиях [26], включавших 434, 238, 116 и 39 женщин с СКВ соответственно, не было зарегистрировано случаев рака шейки матки.

Некоторые авторы указывают на более низкие показатели заболеваемости раком шейки матки среди пациенток с СКВ по сравнению с ожидаемой его частотой у здоровых женщин.

Несмотря на это, имеются публикации [28], которые демонстрируют высокую частоту рака шейки матки на фоне СКВ по сравнению с группой контроля. Результаты исследования с участием 133 333 пациенток, страдающих СКВ, и 532 133 здоровых женщин свидетельствовали, что рак шейки матки в 1,5 раза чаще встречался у больных СКВ по сравнению со здоровыми женщинами.

В настоящий период времени среди ученых не прекращается дискуссия относительно роли иммуносупрессивных препаратов как предрасполагающего фактора риска дисплазии шейки матки. Большинство специалистов, занимающихся этой проблемой, не констатировали связь между приемом иммуносупрессивных средств и высокой частотой диагностирования патологии шейки матки. В то же время ряд исследователей считают, что внутривенное введение циклофосфана предрасполагает к ее развитию.

В этом направлении ученые [29] провели ретроспективный анализ данных 395 пациенток с СКВ, обнаружив у них высокую частоту рака шейки матки, а также молочных желез по сравнению с группой контроля. Злокачественные заболевания были выявлены на протяжении 10 лет наблюдения у 22 (5,5 %) лиц, в большинстве случаев рак шейки матки – у 10 (2,5 %) женщин и молочной железы – у 9 (2,2 %).

На основании полученных результатов авторы [29] сделали заключение, что рак шейки матки достоверно чаще выявлялся у пациенток с СКВ, чем в популяции (р < 0,0001).

Необходимо отметить, что наличие опухоли ассоциируется с длительностью заболевания (р = 0,006) и приемом препаратов: метотрексата (р = 0,1), азатиоприна (р = 0,9), циклофосфамида (р = 0,6) и глюкокортикоидов (р = 0,3) [11].

Мексиканские ученые [30] при изучении распространенности ВПЧ-инфекции у пациенток с СКВ установили, что наиболее часто диагностируемыми генотипами были 58, 35 и 18-й. Также исследователи обнаружили взаимосвязь между раком шейки матки и приемом таких препаратов, как метотрексат и преднизон.

М. Abdlel-Rahman et al. [31] сообщают, что женщины, принимающие циклофосфамид длительный период времени, относятся к группе риска по возникновению онкологических заболеваний гениталий.

В литературе имеются публикации ряда ведущих ученых [17, 32, 33], которым удалось установить, что иммуносупрессивная терапия может привести к онкологическим заболеваниям.

В своей работе V. Prilepskaya [11] указывает, что несмотря на наличие данных о влиянии иммуносупрессивной терапии на повышение риска развития CIN у пациенток с СКВ, однозначного заключения о роли этих препаратов в развитии HSIL нет. Таким образом, невозможно сделать вывод о том, что их применение сопряжено с риском малигнизации.

Как информируют F. Bosch et al. [34], HSIL является предраковым состоянием и фоном для развития рака шейки матки. Тем не менее в данной ситуации в некоторых случаях регистрируется спонтанный регресс патологических изменений шейки матки. До настоящего времени нет однозначного ответа, являются ли HSIL и рак шейки матки у больных СКВ результатом воздействия ВПЧ-инфекции.

D. Dey et al. [35] получили противоречивые результаты по данной проблеме. Однако A. Parikh-Patel et al. [27] установили значительное повышение риска рака шейки матки среди пациенток с СКВ.

Несмотря на высокий уровень инфицирования ВПЧ и развития CIN у пациенток с СКВ, целесообразно обратить внимание на то, что частота рака шейки матки у них не отличается от таковой в здоровой популяции.

C. Tani et al. [36] исследовали 140 пациенток с СКВ и 70 здоровых женщин, которым проводился ПАП-тест. В результате они пришли к заключению, что частота рака шейки матки в группе лиц с СКВ не отличалась от таковой у здоровых женщин.

Целесообразность проведения вакцинопрофилактики впч-инфекции у пациенток с СКВ

вверх

Как известно, во всем мире против ­ВПЧ-инфекции проводится вакцинопрофилактика [37]. В то же время в Северной Америке и Европе идет широкая дискуссия о возникновении аутоиммунных нарушений на фоне использования вакцины [38]. Этот спорный вопрос до настоящего времени остается нерешенным.

Ряд исследователей [1, 39] информируют, что эффективным способом первичной защиты от ВПЧ-инфекции является вакцинопрофилактика, которая особенно важна для пациенток с СКВ. Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами (FDA, США) были одобрены две профилактические вакцины для девочек от 9 лет и женщин до 45 лет. Это квадривалентные вакцины, которые способствуют выработке иммунитета против ВПЧ 6, 11, 16 и 18-го генотипов. Как сообщают L. Grimaldi-Bensouda et al. [4], ВПЧ 16-го и 18-го генотипов в 70 % случаев является причиной рака шейки матки, а 6-й и 11-й генотипы приводят к развитию генитальных кондилом (табл. 3).

Заболевания

Типы

Плантарные бородавки

1, 2

Вульгарные бородавки

2, 1

Плоские бородавки

3, 10

Бородавки мясников

7, 2

Болезнь Боуэна (внутриэпидермальный плоскоклеточный рак):

– генитальная форма;

– экстрагенитальная форма

16

2, 3, 4, 16

Верруциформная эпидермодисплазия

2, 3, 5, 8, 9, 10, 12, 14, 15, 17

Остроконечные кондиломы

6, 11

Боуэноидный папулез

16, 34, 37, 42

Интраэпителиальная дисплазия:

– низкой степени выраженности;

– высокой степени выраженности

6, 11

16, 18

Респираторный папилломатоз

6, 11

 

Уникальность квадривалентной вакцины заключается в способности предохранять не только от развития рака шейки матки, но и от генитальных кондилом, а по некоторым данным [39] и от респираторного папилломатоза. Защита от ВПЧ распространяется и на персистенцию ВПЧ 31-го серотипа.

Исследования M. Heijstek et al. [5] доказывают, что заболеваемость ВПЧ-инфекцией и, следовательно, риск развития CIN выше у женщин, страдающих СКВ, нежели у здоровых. Тем не менее, как сообщают другие ученые [11], вакцинация может оказывать негативное влияние на иммунитет пациенток с аутоиммунными нарушениями. Существует мнение о том, что применение иммуносупрессивной терапии у больных СКВ с учетом аутоиммунного генеза данной патологии может привести к неадекватной реакции иммунной системы в ответ на введение вакцины.

A. Soybilgic et al. [6] отмечают, что у 33 % пациенток с СКВ после вакцинации имело место об­острение заболевания. Однако по данным C. Mok et al. [7] не зарегистрировано достоверных сведений об обострении аутоиммунного процесса среди вакцинированных и невакцинированных женщин с СКВ. Кроме того, другими исследователями [8] не установлено увеличение числа госпитализаций пациенток с СКВ после вакцинации. Следовательно, результаты многих исследований демонстрируют отсутствие корреляции между вакцинацией против ВПЧ и обострением аутоиммунного процесса у пациенток с СКВ. Поэтому некоторые авторы считают вакцинацию против ВПЧ у женщин с СКВ необходимой ввиду высокого риска персистенции ВПЧ-инфекции, а также развития CIN и рака шейки матки.

Имеются данные [6], иллюстрирующие эффективность и безопасность других вакцин, к примеру против гепатита В, пневмококковой инфекции, гриппа, при отсутствии негативного влияния на аутоиммунные процессы на фоне СКВ.

Согласно результатам проспективных исследований, квадривалентная вакцина хорошо переносится и обеспечивает адекватный иммунный ответ у пациенток с СКВ, получающих цитостатическую терапию. Также установлено, что вакцина не приводит к изменениям лабораторных показателей.

C. Mok et al. [7] зарегистрировали обострение симптомов СКВ у нескольких пациенток с этим заболеванием, однако схожие явления у них диа­гностировались и до введения вакцины. В некоторых публикациях указывается, что возраст больного играет определенную роль в процессе антителообразования.

Авторы [6] не обнаружили корреляционных связей между интенсивностью образования антител к ВПЧ и возрастом пациентки к моменту вакцинации. При этом исследование T. Petaja et al. [9] показывает, что уровень поствакцинальных антител был выше у девочек 10-15 лет по сравнению с девушками в возрасте 15-25 лет. В работе ученых [7] подчеркивается, что проведение иммуносупрессивной терапии у лиц старшего возраста ассоциировано с более низким антителообразованием в ответ на вакцинацию.

S. Block et al., B. Slade et al., C. Chao et al. [10, 12, 40] представляют результаты постмаркетингового исследования о том, что введение квадривалентной вакцины против ВПЧ не приводит к развитию аутоиммунных заболеваний у здоровых женщин. Ученые [12], наблюдавшие за 190 000 женщинами после такой вакцинации, ни в одном случае не регистрировали аутоиммунные заболевания, в т.ч. СКВ.

На основании анализа множества публикаций следует отметить, что аутоиммунные заболевания и иммунодепрессивные состояния предрасполагают к персистенции ВПЧ-инфекции и возникновению предраковых заболеваний шейки матки. Таким образом, вакцинопрофилактика у данной категории пациенток рассматривается как возможный способ предупреждения возникновения дисплазий и рака шейки матки у лиц с СКВ.

Однако результаты ряда исследований демонстрируют, что вакцинация может оказывать негативное влияние на иммунитет пациенток с аутоиммунными процессами.

Проведенный анализ зарубежной литературы показывает, что несмотря на ряд работ в области исследования ВПЧ-ассоциированных заболеваний шейки матки, а также изучение влияния цитостатической терапии на течение ВПЧ-инфекции у пациенток с СКВ, полученные данные разноречивы. Поэтому все вышеизложенное подчеркивает необходимость дальнейшего изучения этой проблемы.

Список использованной литературы

1. Balofsky A., Agmon-Levin N., Shoenfeld Y. The new H1N1 and HPV vaccines and old fears. Curr. Opin. Rheumatol. 2010; 22 (4): 431-6.

2. Centers for Disease Control and Prevention (CDC). Human papillomavirus-associated cancers – United States, 2004-2008 // MMWR Morb. Mortal Wkly Rep. – V. 61 (15). – P. 258-61.

3. Guidelines for the diagnosis and treatment of human papillomavirus infections of the female genital tract. The official publication of the European Society for infectious diseases in obstetrics and gynecology // European J. Inr. Immunol. Dis. Obstet. Gynaecol. – 2001. – V. 4, 5. – Suppl. 21.

4. Grimaldi-Bensouda L., Aubrun E., Leighton P., Benichou J., Rossignol M., Abenhaim L.; PGRx Study GrouP. Agreement between patients’ self-report and medical records for vaccination: the PGRx database. Pharmacoepidemiol. Drug Saf. 2013; 22 (3): 278-85.

5. Heijstek M., Scherpenisse M., Groot N., Tacke C., Schepp R. M., Buisman A. M. et al. Immunogenicity and safety of the bivalent HPV vaccine in female patients with juvenile idiopathic arthritis: a prospective controlled observational cohort study. Ann. Rheum. Dis. 2014; 73 (8): 1500-7.

6. Soybilgic A., Onel K. B., Utset T., Alexander K., Wagner-Weiner L. Safety and immunogenicity of the quadrivalent HPV vaccine in female systemic lupus erythematosus patients aged 12 to 26 years. Pediatr. Rheumatol. Online J. 2013; 11: 29.

7. Mok C. C., Ho L. Y., Fong L. S., To C. H. Immunogenicity and safety of a quadrivalent human papillomavirus vaccine in patients with systemic lupus erythematosus: a case-control study. Ann. Rheum. Dis. 2013; 72 (5): 659-64.

8. Pellegrino P., Carnovale C., Perrone V., Salvati D., Gentili M., Antoniazzi S. et al. Human papillomavirus vaccine in patients with systemic lupus erythematosus. Epidemiology. 2014; 25 (1): 155-6.

9. Petäjä T., Pedersen C., Poder A., Strauss G., Catteau G., Thomas F. et al. Long-term persistence of systemic and mucosal immune response to HPV-16/18 AS04-adjuvanted vaccine in preteen/adolescent girls and young women. Int. J. Cancer. 2011; 129 (9): 2147-57.

10. Block S. L., Brown D. R., Chatterjee A., Gold M. A., Sings H. L., Meibohm A. et al. Clinical trial and post-licensure safety profile of a prophylactic human papillomavirus (types 6, 11, 16, and 18) l1 virus-like particle vaccine. Pediatr. Infect. Dis. J. 2010; 29 (2): 95-101.

11. Prilepskaya V. N., Mgerian A. N., Nazarova N. M., Kostava M. N. HPV-associated cervical disease in women with autoimmune diseases. Vaccination. Obstetrics and gynecology. 2016; 5: 44-48.

12. Chao C., Klein N. P., Velicer C. M., Sy L. S., Slezak J. M., Takhar H. et al. Surveillance of autoimmune conditions following routine use of quadrivalent human papillomavirus vaccine. J. Intern. Med. 2012; 271 (2): 193-203.

13. Santana I. U., Gomes Ado N., Lyrio L. D., Rios Grassi M. F., Santiago M. B. Systemic lupus erythematosus, human papillomavirus infection, cervical pre-malignant and malignant lesions: a systematic review. Clin. Rheumatol. 2011; 30 (5): 665-72.

14. Wheeler C. M. Human papillomavirus genotypes and the cumulative 2-years risk of cervical precancer / W. C. Hunt, M. Schiffman, P. E. Castle // J. Infect. Dis. – 2006. – V. 194 (9). – P. 1291-9.

15. Lyrio L. D., Grassi M. F., Santana I. U., Olavarria V. G., Gomes Ado N., Costa Pinto L. et al. Prevalence of cervical human papillomavirus infection in women with systemic lupus erythematosus. Rheumatol. Int. 2013; 33 (2): 335-40.

16. Abud-Mendoza C., Cuevas-Orta E., Santillán-Guerrero E. N., Martínez-Martínez M. U., Hernández-Castro B., Estrada-Capetillo L. et al. Decreased blood levels of B lymphocytes and NK cells in patients with systemic lupus erythematosus (SLE) infected with papillomavirus (HPV). Arch. Dermatol. Res. 2013; 305 (2): 117-23.

17. Bernatsky S., Ramsey-Goldman R., Clarke A. E. Malignancy in systemic lupus erythematosus: what have we learned? Best Pract. Res. Clin. Rheumatol. 2009; 23 (4): 539-47.

18. Klumb E. M., Araújo M. L. Jr., Jesus G. R., Santos D. B., Oliveira A. V., Albuquerque E. M., Macedo J. M. Is higher prevalence of cervical intraepithelial neoplasia in women with lupus due to immunosuppression? J. Clin. Rheumatol. 2010; 16 (4): 153-7.

19. Tam L. S., Chan P. K., Ho S. C., Yu M. M., Yim S. F., Cheung T. H. et al. Natural history of cervical papilloma virus infection in systemic lupus erythematosus – a prospective cohort study. J. Rheumatol. 2010; 37 (2): 330-40.

20. Febronio M. V., Pereira R. M., Bonfa E., Takiuti A. D., Pereyra E. A., Silva C. A. Inflammatory cervicovaginal cytology is associated with disease activity in juvenile systemic lupus erythematosus. Lupus. 2007; 16 (6): 430-5.

21. Dreyer L., Faurschou M., Mogensen M., Jacobsen S. High incidence of potentially virus-induced malignancies in systemic lupus erythematosus: a long-term follow-up study in a Danish cohort. Arthritis Rheum. 2011; 63 (10): 3032-7.

22. Zard E., Arnaud L., Mathian A., Chakhtoura Z., Hie M., Touraine P. et al. Increased risk of grade cervical squamosus intraepithelial lesions in systemic lupus erythematosus: a meta-analysis of the literature. Autoimm. Rev. 2014; 13 (7): 730-5.

23. Information for healthcare professionals/first live professional portal for practitioners. Systemic lupus erythematosus in women is associated with risk of development of cervical cancer.

24. Soybilgic A., Onel K. B., Utset T., Alexander K., Wagner-Weiner L. Safety and immunogenicity of the quadrivalent HPV vaccine in female systemic lupus erythematosus patients aged 12 to 26 years. Pediatr. Rheumatol. Online J. 2013; 11: 29.

25. Bernatsky S., Boivin J. F., Joseph L., Rajan R., Zoma A., Manzi S. et al. An international cohort study of cancer in systemic lupus erythematosus. Arthritis Rheum. 2005; 52 (5): 1481-90.

26. Nived O., Sturfelt G., Bengtsson A. A. Improved lupus outcome. We are doing a good job, but could we do better. J. Rheumatol. 2008; 35 (11): 2088-9.

27. Parikh-Patel A., White R. H., Allen M., Cress R. Cancer risk in a cohort of patients with systemic lupus erythematosus (SLE) in California. Cancer Causes Control. 2008; 19 (8): 887-94.

28. Kim S. C., Glynn R. J., Giovannucci E., Hernández-Díaz S., Liu J., Feldman S. et al. Risk of high-grade cervical dysplasia and cervical cancer in women with systemic inflammatory diseases: a population-based cohort study. Ann. Rheum. Dis. 2015; 74 (7): 1360-7.

29. Skare T. L., da Rocha B. V. Breast and cervical cancer in patients with systemic lupus erythematosus. Rev. Bras. Ginecol. Obstet. 2014; 36 (8): 367-71.

30. Rojo-Contreras W., Olivas-Flores E. M., Gamez-Nava J. I., Montoya-Fuentes H., Trujillo-Hernandez B., Trujillo X. et al. Cervical human papillomavirus infection in Mexican women with systemic lupus erythematosus or rheumatoid arthritis. Lupus. 2012; 21 (4): 365-72.

31. Abdel-Rahman M. E., Butler J., Sydes M. R., Parmar M. K., Gordon E., Harper P. et al. No socioeconomic inequalities in ovarian cancer survival within two randomised clinical trials. Br. J. Cancer. 2014; 111 (3): 589-97.

32. Suszek D., Jeleniewicz R., Majdan M. Neoplasia in patients with systemic lupus erythematosus: analysis of two cases of hematological malignancies. Ann. Acad. Med. Stetin. 2011; 57 (3): 28-31.

33. Kang K. Y., Kim H. O., Yoon H. S., Lee J., Lee W. C., Ko H. J. et al. Incidence of cancer among female patients with systemic lupus erythematosus in Korea. Clin. Rheumatol. 2010; 29 (4): 381-8.

34. Bosch F. X., Burchell A. N., Schiffman M., Giuliano A. R., de Sanjose S., Bruni L. et al. Epidemiology and natural history of human papillomavirus infections and type-specific implications in cervical neoplasia. Vaccine. 2008; 26 (Suppl. 10): K1-16.

35. Dey D., Kenu E., Isenberg D. A. Cancer complicating systemic lupus erythematosus – a dichotomy emerging from a nested case-control study. Lupus. 2013; 22 (9): 919-27.

36. Tani C., Carli L., Mosca M., Baldini C., Consensi A., Doveri M. et al. Adherence to cervical cancer screening in an Italian SLE cohort. Reumatismo. 2011; 63 (1): 11-7.

37. World Health Organization. Human papillomavirus and HPV vaccines: technical information for policy-makers and health professionals. Accessed January 13, 2013.

38. Stowe J., Andrews N., Wise L., Miller E. Investigation of the temporal association of Guillain-Barre syndrome with influenza vaccine and influenza-like illness using the United Kingdom General Practice Research Database. Am. J. Epidemiol. 2009; 169 (3): 382-8.

39. Harper D. M. Currently approved prophylactic HPV vaccines. Expert Rev. Vaccines. 2009; 8 (12): 1663-79.

40. Slade B. A., Leidel L., Vellozzi C., Woo E. J., Hua W., Sutherland A. et al. Postlicensure safety surveillance for quadrivalent human papillomavirus recombinant vaccine. JAMA. 2009; 302 (7): 750-7.

41. Гузов И. И. Клинические аспекты молекулярно-генетической диагностики вируса папилломы человека у женщин. – Материалы научной конференции «Интеграция в лабораторной медицине». – М. – 2012.

42. Медицинский интернет-журнал http://medicoterapia.ru.

43. Wallace D. J., Hahn BH. Dubois’ Lupus Erythematosus – 7th ed. Lippincott Williams & Wilkins, 2007. – 1414 р.

ВПЛ-інфекція та диспластичні процеси шийки матки у пацієнток з СЧВ, які отримують імуносупресивні препарати

П. М. Веропотвелян, І. С. Цехмістренко, М. П. Веропотвелян, С. П. Яручик

Представлено огляд сучасної зарубіжної літератури щодо поширеності ВПЛ-інфекції та диспластичних процесів шийки матки у пацієнток з системним червоним вовчаком, які отримують імуносупресивну терапію.

Беручи до уваги суперечливі результати наведених досліджень щодо схильності до персистенції ВПЛ-інфекції та виникнення передракових захворювань та раку шийки матки в осіб із аутоімунною патологією та імунодепресивними станами, доцільно проводити подальше більш глибоке вивчення цієї проблеми.

Ключові слова: системний червоний вовчак, вірус папіломи людини, дисплазія шийки матки, імуносупресивна терапія.

HPV infection and cervical dysplastic processes in patients with SLE receiving immunosuppressive medications

P. N. Veropotvelyan, I. S. Tsehmistrenko, N. P. Veropotvelyan, S. P. Yaruchik

An overview of contemporary foreign literature regarding the prevalence of HPV infection and dysplastic processes of the cervix in patients with systemic lupus erythematosus receiving immunosuppressive therapy is presented.

Considering the contradictory results of the described studies about predisposition to persistence of HPV infection and the appearance of precancerous lesions and cervical cancer in persons with autoimmune diseases and immunosuppressive conditions, it is advisable to conduct further more in-depth investigation of this problem.

Keywords: systemic lupus erythematosus, human papillomavirus, cervical dysplasia, immunosuppressive therapy.

Поделиться с друзьями: