сховати меню

Генитальные инфекции и макролиды

сторінки: 62-68

М.В. Майоров, Е.А. Жуперкова, С.И. Жученко, КУОЗ «Харьковская городская поликлиника № 5»; О.Л. Черняк, к.мед.н., кафедра акушерства, гинекологии и перинатологии. Харьковской медицинской академии последипломного образования

В статье изложены принципы и методы современной антибактериальной терапии генитальных инфекций с применением антибиотиков группы макролидов. Подробно описаны особенности спектра их действия и фармакокинетики, дана сравнительная характеристика отдельных лекарственных препаратов, в частности кларитромицина (Клабакс OD).

Ключевые слова: антибактериальная терапия, генитальные инфекции, хламидиоз, антибиотики, макролиды, кларитромицин, Клабакс OD.

 

Будущее макролидных антибиотиков,
без сомнения, будет очень захватывающим.

Л.С. Страчунский

 

Воспалительные заболевания половых органов (ВЗПО) у женщин составляют 60% среди амбулаторных и около 30% среди стационарных больных. Они представляют собой одну из основных медицинских проблем в гинекологии, оказывая весьма существенное негативное влияние на здоровье женщин детородного возраста. К этим заболеваниям относятся воспалительные процессы эндометрия (миометрия), маточных труб, яичников и тазовой брюшины. Воспаление изолированных отделов полового тракта в клинической практике встречается весьма редко, так как все они связаны в единое функциональное целое.

За последнее десятилетие во всех странах мира отмечается значительное увеличение количества ВЗПО в общей популяции женщин репродуктивного периода; в три раза повысилась частота тубоовариальных образований воспалительной этиологии.

ВЗПО и их последствия оказывают выраженное отрицательное воздействие не только на репродуктивную, но и на эндокринную и нервную системы, существенно влияя на психоэмоциональное состояние больных. Последствиями «банального» воспаления придатков могут быть внематочная беременность, бесплодие, эндометриоз, синдром хронической тазовой боли и др.

По данным многочисленных исследований, у пациенток с ВЗПО в десять раз чаще, чем у здоровых женщин, наблюдается хронический болевой синдром, в шесть раз чаще – эндометриоз, в 20-40% случаев – бесплодие. Таких больных в десять раз чаще оперируют по поводу внематочной беременности, им в восемь раз чаще, чем в общей популяции, производится гистерэктомия (Стрижаков А.Н. и соавт., 1996; Савельева Г.С., 1999; Краснопольский В.И. и соавт., 2001). Экономические затраты, связанные с самим заболеванием и его последствиями, также весьма высоки.

Как известно, ведущим механизмом развития ВЗПО является микробный фактор (микробная инвазия). Значительное место в этиологии гнойно-воспалительного процесса занимают провоцирующие факторы, приводящие к повреждению или ослаблению барьерных механизмов защиты организма, что способствует формированию входных ворот для патогенной микрофлоры и ее дальнейшему распространению. Это менструация, роды (физиологические факторы), аборты, введение внутриматочной системы, гистероскопия, гистеросальпингография, оперативные вмешательства (ятрогенные факторы) и др.

На современном этапе особое значение приобретает своевременная и точная диагностика генитальных инфекций. С этой целью применяются различные методы, такие как прямая иммунофлюоресценция, культуральные, серологические методы (реакция связывания комплемента, реакция непрямой гемагглютинации, реакция непрямой иммунофлюоресценции, иммуноферментный анализ, молекулярно-биологические методы (полимеразная цепная реакция, лигазная цепная реакция, РНК-гибридизация с хемолюминисценцией) и др.

Анализ результатов многочисленных бактерио­логических исследований показал произошедшую в последние годы смену спектра микроорганизмов – возбудителей гнойно-воспалительных процессов в гинекологии.

Большинство специалистов единодушны во мнении, что основным инициатором ВЗПО в настоящее время являются ассоциации неспорообразующих грамотрицательных и грамположительных анаэробных микроорганизмов, аэробной грам­отрицательной, реже грамположительной микробной флоры. Для микст-инфекций характерны длительное персистирующее течение и склонность к частым рецидивам.

Ассоциации патогенных возбудителей гнойного процесса включают: грамотрицательные неспорообразующие анаэробные бактерии: Bacteroides fragilis, Prevotella species, Prevotella bivia, Prevotella disiens, Prevotella melaninogenica; грамположительные анаэробные стрептококки Peptostreptococcus spp., грамположительные анаэробные спорообразующие палочки рода Clostridium; аэробные грамотрицательные бактерии семейства Enterobacteriacea, такие кaк Escherichia coli, Proteus; аэробные грамположительные кокки (энтеро-, стрепто- и стафилококки); инфекции, передающиеся половым путем: Neisseria gonorrhoeae, Chlamydia trachomatis, Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum.

Нередким компонентом в микробном пейзаже возбудителей являются гонококки, трихомонады, хламидии, вирусы. Роль вирусов в гнойном воспалении гениталий опосредована, их действие до сих пор остается недостаточно ясным и связывается в основном с иммунодефицитом (главным образом интерферона). Принято считать, что у больных, страдающих рецидивирующими вирусными заболеваниями, имеется дефицит компонентов специфического антивирусного иммунитета – специфический иммунодефицит.

Не подлежит сомнению, что основой медикаментозного лечения любого воспалительного процесса вообще и генитальных инфекций в частности является антибактериальная терапия. Ее значение в современной медицине трудно пере­оценить – вряд ли представитель любой врачебной специальности в своей практической деятельности сможет обойтись без применения антибиотиков, веществ, избирательно угнетающих жизнедеятельность микроорганизмов.

Безусловно, в каждом конкретном случае необходим строго индивидуализированный выбор того или иного препарата, его дозировки, способа и кратности введения, продолжительности терапии, сочетания с прочими антибактериальными препаратами, а также с другими лекарственными средствами, действующими на различные звенья патологического процесса.

Известно, что нерациональный выбор антибактериальных препаратов приводит не только к клиническим неудачам, но и способствует формированию резистентности. К сожалению, около 75% антимикробных средств в мире применяются нерационально (ВОЗ, 1996-2004). При эмпирическом подходе к выбору препарата решающее значение имеют сведения о его антимикробном спектре и предположение о потенциальных возбудителях при данной нозологии. Кроме того, важная роль отводится безопасности, особенностям фармакокинетики у конкретного больного (наличие почечной, печеночной недостаточности, сопутствующая медикаментозная терапия и др.).

В соответствии с современной классификацией антибиотики характеризуются по механизму действия, химической структуре, противомикробному спектру, типу действия на клетку. С учетом механизма действия их разделяют на три основные группы: ингибиторы синтеза клеточной стенки микроорганизма (пенициллины, цефалоспорины, ванкомицин, тейкопланин и др.); антибиотики, нарушающие молекулярную организацию, функции клеточных мембран (полимиксин, нистатин, леворин, амфотерицин и др.); антибиотики, подавляющие синтез белка и нуклеиновых кислот, в частности ингибиторы синтеза белка на уровне рибосом (хлорамфеникол, тетрациклины, макролиды, линкомицин, аминогликозиды) и ингибиторы РНК-полимеразы (рифампицин) и др.

По химическому строению выделяют следующие группы антибиотиков: β-лактамы, пенициллины, цефалоспорины, аминогликозиды, хлорамфеникол, тетрациклины, фузидин, ансамакролиды (рифампицины), полимиксины, полиены, макролиды и др.

В зависимости от типа воздействия на микробную клетку антибиотики классифицируют на бактерицидные (пенициллины, цефалоспорины, аминогликозиды, рифампицин, полимиксины и др.) и бактериостатические (макролиды, тетрациклины, линкомицин, хлорамфеникол и др.).

В последние годы при лечении многих воспалительных заболеваний в качестве эффективной альтернативы широко известным пенициллинам и цефалоспоринам все чаще применяют новые макролидные антибиотики. Благодаря определенным особенностям своей фармакокинетики макролиды в достаточно высоких концентрациях способны накапливаться в макрофагах, нейтрофилах и других клетках и тканях. Пероральное назначение обычно является достаточным для достижения высоких пиковых концентраций в сыворотке крови и тканях, обеспечивающих активный антимикробный эффект. Учитывая высокую безопасность, их применение возможно и у пациентов с аллергией к β-лактамным антибиотикам.

Весьма важной является иммуномодулирующая активность ряда макролидов. Синергическое действие с иммунной системой осуществляется вследствие наличия антибиотика в фагоцитах и повышения чувствительности бактерий к фагоцитозу.

Современные макролиды являются классом антибиотиков, основу химической структуры которых составляет липофильная молекула с характерным макроциклическим лактоновым кольцом, связанным с различными сахарами. В зависимости от числа атомов углерода в лактоновом кольце макролиды подразделяются на 14-членные (эритромицин; олеандомицин, имеющий чисто историческое значение; рокситромицин; кларитромицин), 15-членные (азитромицин) и 16-членные (мидекамицин, спирамицин, джозамицин).

Макролидные антибиотики являются ингибиторами белкового синтеза в клетках микроорганизма. Механизм их действия связан со взаимодействием с 23-S РНК-компонентом каталитического центра пептидтрансферазы 50S (или 30S для некоторых микроорганизмов) субъеди­ницы мембранно-ассоциированных рибосом бактериальных клеток. Такая связь является необратимой, ковалентной и, по всей видимости, комплементарной, что обеспечивает видовую и штаммовую специфичность действия. Связывание макролидов с рибосомами чувствительных клеток приводит к нарушению пептидилтрансферазной активности, а также к ингибированию реакций транслокации и транспептидации, вследствие чего нарушается нормальный процесс синтеза белка.

Масштабным исследованием по влиянию макролидов на иммунную систему (Gottfried et al., 2004) установлено, что их применение приводит к снижению концентрации иммунных комплексов в сыворотке крови, ускоряет апоптоз нейтрофилов, ослабляет реакцию антиген-антитело. Японские ученые, изучавшие противовоспалительный эффект макролидов, подтвердили, что данная группа антибиотиков блокирует выделение супероксида, «окислительный взрыв», ингибирует секрецию интерлейкинами 1 (ИЛ-1), ИЛ-2, ИЛ-3 и ИЛ-4 фактора некроза опухоли, подавляет ИЛ-5, увеличивает продукцию противовоспалительных цитокинов, ингибирует выработку и высвобождение оксида азота альвеолярными макрофагами и усиливает продукцию эндогенного кортизола. Получены экспериментальные данные относительно влияния некоторых макролидов на продукцию цитокинов и активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы с повышением уровня глюкокортикостероидов в сыворотке крови.

Активность макролидов обусловлена их взаимодействием с большинством клинически значимых штаммов атипичных возбудителей и избирательной токсичностью для микроорганизмов. Можно предположить, что рибосомы, с которыми взаимодействуют макролиды, отвечают за синтез белка, необходимого для деления клеток, так как не происходит торможения пластических процессов или их заметного нарушения в бактериальных клетках под влиянием макролидов. Однако при действии на растущую популяцию микроорганизмов прекращается процесс деления бактериальных клеток. Именно поэтому необходима относительно длительная терапия – бактериальные клетки вначале теряют способность к делению, а потом погибают «от старости» (Попкова А.М. и соавт., 2000). Преждевременное прекращение терапии может привести к рецидивам заболевания и развитию бактериальной резистентности.

Как известно, макролиды относятся к бактериостатическим препаратам, т.е. ингибируют процесс деления бактериальных клеток. Поэтому ранее считалось, что лекарственные средства данной группы эффективны только против быстрорастущих микроорганизмов. Следовательно, лечение может быть результативным лишь при острых, а не хронических, затяжных или вялотекущих бактериальных инфекциях. Однако в последнее время появились новые данные, свидетельствующие о том, что макролиды второй генерации могут проявлять бактерицидные свойства и быть эффективными даже против нерастущих штаммов микроорганизмов.

Спектр антимикробной активности включает грамположительные кокки (Streptococcus pyogenes, Streptococcus pneumoniae, Staphylococcus aureus), возбудителей коклюша, дифтерии, моракселлы, легионеллы, кампилобактерии, листерии, спирохеты, хламидии, микоплазмы, уреаплазмы, гонококки, клостридии и даже анаэробы (исключая B. fragilis).

Отдельные препараты отличаются друг от друга по антимикробной активности. Так, азитромицин превосходит другие макролиды по активности в отношении Haemophilus infuenzae, а кларитромицин – Helicobacter pylori и атипичных микобактерий (Mycobacterium avium, Mycobacterium leprae и др.). Cпирамицин, азитромицин и рокситромицин активны в отношении некоторых простейших (Toxoplasma gondii, Cryptosporidium spp.). Микроорганизмы семейства Enterobacteriaceae, Pseudomonas spр. и Acinetobacter spp. обладают устойчивостью к макролидам.

Фармакокинетика различных представителей макролидов не одинакова. Всасывание в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ) зависит от вида препарата, лекарственной формы и присутствия пищи. Пища значительно снижает биодоступность эритромицина; в меньшей степени – ­рокситромицина, азитромицина и мидекамицина; практически не влияет на биодоступность кларитромицина, спирамицина и джозамицина.

Макролиды относятся к тканевым антибиотикам, так как их концентрация в сыворотке крови значительно ниже тканевой и варьирует у различных препаратов. Наиболее высокие сывороточные концентрации отмечаются у рокситромицина, самые низкие – у азитромицина. Степень связывания с белками плазмы также различна: наиболее высокая – у рокситромицина (> 90%), наиболее низкая – у спирамицина (< 20%). Макролиды хорошо распределяются в организме, достигая высоких концентраций в различных тканях и органах, особенно при воспалении. При этом они проникают внутрь клеток и создают высокие внутриклеточные концентрации, а также проходят через плаценту и проникают в грудное молоко.

Метаболизм осуществляется в печени при участии микросомальной системы цитохрома Р450; метаболиты выводятся преимущественно с желчью. Почечная экскреция составляет 5-10%; период полувыведения препаратов колеблется от 1 ч (мидекамицин) до 65-67 ч (азитромицин); при почечной недостаточности этот период не изменяется (кроме кларитромицина и рокситромицина).

В последнее время доказана высокая эффективность макролидов в отношении внутриклеточных возбудителей (хламидий, микоплазм, легионелл), причем активность in vivo нередко выше, чем in vitro. Отмечается высокий профиль безопасности, активность в субингибирующих концентрациях при длительном воздействии на возбудителя, положительное влияние на функции нейтрофилов, иммунотропное и многокомпонентное противовоспалительное действие.

Осуществляется нормализация баланса Т-хелперов различных типов и стимуляция их функции, что имеет большое значение для регуляции синтеза провоспалительных цитокинов, уменьшения прессинга на клетки хозяина и, как следствие, снижения отека.

По мнению А.Я. Дзюблика (2006), противовоспалительное действие также основано на мощном антиоксидантном эффекте. Препараты этой группы блокируют выделение супероксидов полиморфнонуклеарными лейкоцитами (предупреждая тем самым «окислительный взрыв»), ингибируют продукцию оксида азота альвеолярными макрофагами, а также фактора некроза опухоли и некоторых провоспалительных цитокинов, увеличивают продукцию противовоспалительного цитокина ИЛ-10 и эндогенного кортизола.

Взаимодействие лекарственных средств в практической клинической деятельности представляет немалый интерес и весьма актуально при комплексном лечении. Большинство лекарственных взаимодействий макролидов основывается на угнетении ими синтеза цитохрома Р450 в печени. По степени выраженности его ингибирования эти антибиотики можно распределить в следующем порядке: кларитромицин > эритромицин > джозамицин = мидекамицин > рокситромицин > азитромицин > спирамицин.

Макролиды ингибируют метаболизм и повышают концентрацию в крови антикоагулянтов непрямого действия, теофиллина, карбамазепина, вальпроевой кислоты, дизопирамида, препаратов спорыньи, циклоспорина, что повышает риск развития нежелательных реакций, свойственных этим препаратам, и может потребовать коррекции режима их дозирования. Не рекомендуется сочетать макролиды (кроме спирамицина) с терфенадином, астемизолом и цизапридом ввиду опасности развития тяжелых нарушений сердечного ритма, обусловленных удлинением интервала QT.

Макролиды могут увеличивать биодоступность дигоксина (реальна опасность передозировки!) при приеме внутрь (за счет ослабления его инактивации кишечной микрофлорой). Антациды снижают всасывание макролидов в ЖКТ, особенно азитромицина. Рифампицин усиливает метаболизм макролидов в печени и снижает их концентрацию в крови. Не следует сочетать макролиды с линкосамидами ввиду сходного механизма действия и возможной конкуренции. Эритромицин, особенно при внутривенном введении, способен усиливать всасывание алкоголя в ЖКТ и повышать его концентрацию в крови. Сочетание его с комбинированными оральными контрацептивами и препаратами заместительной гормональной терапии приводит к снижению клиренса гормонов и возрастанию их концентрации в крови, а одновременное применение с сульфаниламидами резко повышает вероятность возникновения токсических эффектов.

Согласно результатам исследований, макролидные антибиотики по частоте назначения лидируют при внебольничных инфекциях. Это связано с их оптимальным спектром действия, хорошей фармакокинетикой, высоким уровнем безопасности (меньшее количество нежелательных лекарственных реакций по сравнению с другими группами антимикробных препаратов), неантибиотической активностью, высокой клинической эффективностью (Фещенко Ю.И., 2003).

По антимикробной активности группа макролидов является неоднородной, в частности кларитромицин превосходит другие макролиды по действию на Str. pyogenes и S. аureus, а также, согласно данным Bauernfeind (1993), проявляет наиболее выраженный по сравнению с другими препаратами эффект против стрептококков группы В (Streptococcus agalactiae). Кроме того, он обладает большим в сравнении с азитромицином и эритромицином «киллинговым» (бактерицидным) индексом.

В последнее время внимание практических врачей привлек Клабакс OD – кларитромицин пролонгированного действия. К нему чувствительны следующие микроорганизмы: S. aureus, Str. pyogenes (β-гемолитические стрептококки группы А); α-гемолитические стрептококки (группы Viridans); Str. (Diplococcus) pneumonia; Str. agalactiae; Listeria monocytogenes, H. influenzae, Haemophilus parainfluenzae, Moraxella (Branhamella) catarrhalis, N. gonorrhoeae, Legionella pneumophila, Bordetella pertussis, H. pylori, Campylobacter jejuni; анаэробы: макролидоустойчивые B. fragiles, Clostridium perfringens; Peptococcus species, Peptostreptococcus species, Propionibacterium acnes, Mycoplasma pneumoniae, U. urealyticum, Ch. trachomatis (pneumonia), T. gondii, M. avium, M. leprae. Препарат Клабакс OD обладает достаточно низкой минимальной подавляющей концентрацией по сравнению с другими антибактериальными средствами (табл.).

 

Минимальная подавляющая концентрация, мкг/мл

Ch. trachomatis

M. hominis

Кларитромицин

0,007

0,12*

Эритромицин

0,06

> 32

Азитромицин

0,125

2-16

Джозамицин

0,03

0,5

Спирамицин

0,5

4-32

Мидекамицин

0,06

0,12

Рокситромицин

0,03

64

Доксициклин

0,06

4

*С учетом действия 14-ОН-кларитромицина.

После перорального приема Клабакс OD быстро абсорбируется из ЖКТ, его биодоступность составляет 55%. Пролонгированное действие Клабакса OD обусловлено наличием в составе препарата однородной кристаллической основы, которая при прохождении через ЖКТ обеспечивает продолжительное высвобождение действующего вещества.

При сравнении однократного и двукратного применения препарата выявлено, что фармакокинетика в обоих случаях практически идентична – достоверно сравнимы пиковая и остаточная (в течение 24-36 ч) концентрации активного вещества. Также обнаружено повышение биодоступности кларитромицина пролонгированного действия при приеме во время еды.

Клабакс OD обладает длительным постантибиотическим эффектом и выраженной способностью к внутриклеточному накоплению – в лимфоцитах, лейкоцитах, макрофагах связывание его с белками составляет от 42 до 70%. После перорального приема основная часть препарата выводится с мочой в неизмененном виде, почечная экскреция 14-OН-кларитромицина составляет 15% от принятой дозы; от 6 до 11% препарата выводится с фекалиями. Фармакокинетика изменяется при нарушении функции печени и почек, что требует коррекции дозы. В период беременности и лактации препарат не применяют.

Действие препарата на мотилиновые рецепторы ЖКТ выражено в гораздо меньшей степени по сравнению с другими макролидами, что способствует снижению таких побочных проявлений, как тошнота и рвота, особенно характерных при применении эритромицина.

Рекомендованная доза для взрослых и детей в возрасте старше 12 лет составляет 500 мг один раз в сутки во время еды, что значительно повышает комплаенс лечения. При тяжелых инфекциях дозу можно повысить до 1000 мг 1 раз в сутки (2 таблетки по 500 мг). При осложненных формах урогенитального хламидиоза продолжительность лечения составляет не менее 10-14 дней.

Побочные эффекты встречаются нечасто: тошнота – 3% случаев, диарея – 3%, диспепсия – 2%, боль в животе – 2%, головная боль – 1%.

Таким образом, рациональное использование современных антибактериальных препаратов при лечении генитальных инфекций позволяет осуществлять нашу профессиональную обязанность, согласно принципу Цельса: Officium medici est, ut tuto, ut celeriter, ut jucundo sanet (лат. «Долг врача – лечить безопасно, быстро, приятно»).

Список использованной литературы

1. Абрамченко В.В., Башмакова М.А., Коржов В.В. Антибиотики в акушерстве и гинекологии. – СПб., 2001.

2. Арефьева М.О., Мартынюк Л.В. Макролиды в лечении негоспитальной пневмонии у беременных // Медицинские аспекты здоровья женщины. – 2010. – № 7/3. – С. 12-16.

3. Глазкова Л.К., Герасимова Н.М. Урогенитальная хламидийная инфекция. – Екатеринбург, 1997.

4. Гуртовой Б.Л., Кулаков В.И., Воропаев С.Д. Применение антибиотиков в акушерстве и гинекологии. – М., 1996.

5. Иванов Д.Д., Ломоносов С.П. Шестая международная конференция по применению макролидов, азалидов, стрептограминов, кетолидов, оксазалидинов // Укр. мед. часопис. – 2002. – № 1 (27). – С. 5-9.

6. Инновационны ли новые макролиды на самом деле? (по материалам Х Украинской школы по антимикробной химиотерапии, 21 декабря 2005 г., Киев) // Здоров’я України. – 2006. – № 4 (137). – С. 14.

7. Карпов О.И. Макролиды как антивоспалительные агенты // Consilium medicum. – 2006. – Т. 8, № 10.

8. Карпов О.И. Макролиды: новая парадигма – фармакодинамика/иммуномодуляция // Клиническая фармакология и терапия. – 2005. – № 14 (5).

9. Коляденко В.Г., Короленко В.В. Лечение инфекций, передающихся половым путем. Применение антибиотиков согласно европейским стандартам // Медицинские аспекты здоровья женщины. – 2008. – № 5/2.

10. Майданник В.Г. Современные макролиды (фармакодинамика, фармакокинетика и клиническое применение). – К.: Фарм Арт, 2002.

11. Майоров М.В. Макролидные антибиотики в акушерстве и гинекологии // Медицинские аспекты здоровья женщины. – 2007. – № 2 (5).

12. Майоров М.В. Макролиды в акушерстве и гинекологии // Провизор. – 2007. – № 1. – С. 22-25.

13. Майоров М.В. Урогенитальный хламидиоз в амбулаторной гинекологии // Провизор. – 2004. – № 10. – С. 40-43.

14. Малова И.О., Дружинина Е.Б. Лечение вильпрафеном (джозамицином) хламидийной инфекции урогенитального тракта у беременных женщин // Акушерство и гинекология. – М., 2001. – № 5. – С. 45-46.

15. Попкова А.М. (ред.) Макролиды. – М.: Диалог-МГУ, 2000.

16. Сидоренко С.В. Азитромицин и другие макролидные антибиотики // Клиническая антибиотикотерапия. – 2002. – № 1 (15). – С. 11-14.

17. Синопальников А.М., Гучев М.А. Макролиды: современная концепция применения // РМЖ. – 2003. – № 11 (2).

18. Страчунский Л.С. (ред.) Антибактериальная терапия. Практическое руководство. – М., 2000.

19. Страчунский Л.С. Место «старых» и «новых» макролидов в антибактериальной терапии. В кн. Тезисы IV национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1997.

20. Страчунский Л.С., Белоусов Ю.Б., Козлова С.Н. Практическое руководство по анти­инфекционной терапии. – М., 2001.

21. Страчунский Л.С., Козлова С.Н. Макролиды в современной клинической практике. – Смоленск, 1998.

22. Юдина Л.В., Рачко Ю.В. Новые макролиды – новые возможности лечения // Клиническая антибиотикотерапия. – 2006. – № 3 (42). – С. 16-19.

23. Яковлев С.В., Яковлев В.П. Современная антимикробная терапия в таблицах и схемах // Вестник практического врача. – 2012. – Т. 1, № 2.

24. Bahal N., Nahata M.C. The new macrolide antibiotics: azithromycin, claritromycin, dirithromycin and roxitromycin. Annals of Pharmacotherapy 26: 46-55, 1992.

25. Descotes J., Andre P., Evreux J. C.I. Pharmacokinetic drug interactions with macrolide antibiotics: Journal of Antimicrobial Chemotherapy 15: 659-664, 1985.

26. Dumas R., Brouland J. P., Tedone R., Descotes J. Influence of macrolide antibiotics on the chemiluminescence of zymosan – activated human neutrophils. Chemotherapy 36: 381-384, 1990.

27. Labro M.T., Abdelghaffar H. Immunomodulation by macrolide antibiotics // J. Chemother. – 2001. – 13 (1).

29. Ludden T.M. Pharmacokinetic interactions of the macrolide antibiotics. Clinical Pharmacokinetics 10: 63-79, 1985.

30. Schonfeld W., Kirst H.A. (2002) Macrolide Antibiotics. Birkhauser Verlag, Switzerland, Basel, 324 p.

31. Tamaoki J. The effect of macrolides in inflammatory cells. Chest 2004; 125: 41-51.

32. Tamaoki J., Kadota J., Takizawa H. Clinical implications of the immunomodulatory effects of macrolides // Am. J. Med. – 2004. – 117 (Suppl. 9A).

33. Woo P.C., Lau S.K., Yuen K.-Y. Macrolides as immunomodulatory agents. Curr. MedChem. Anti- Inflammatory & Anti-Allergy Agents. — 2002. — 1.

Генітальні інфекції та макроліди

М.В. Майоров, Е.А. Жуперкова, С.І. Жученко, О.Л. Черняк

У статті викладено принципи і методи сучасної антибактеріальної терапії генітальних інфекцій із застосуванням антибіотиків групи макролідів. Детально описані особливості спектру їх дії та фармакокінетики, дана порівняльна характеристика окремих лікарських препаратів, зокрема кларитроміцину (Клабакс OD).

Ключові слова: антибактеріальна терапія, генітальні інфекції, хламідіоз, антибіотики, макроліди, кларитроміцин, Клабакс OD.

Genital infections and macrolides

M.V. Mayorov, E.A. Zhuperkova, S.I. Zhuchenko, O.L. Chernyak

The article outlines the principles and methods of modern antibiotic therapy of genital infections, in particular, with the use of macrolide antibiotics.

The actions of the spectral features are described in detail as well as their pharmacokinetics, the comparative characteristic of the individual drugs and clarithromycin (Klabax OD) in particular.

Keywords: antibacterial therapy, genital infections, chlamydial infection, antibiotics, macrolide, clarithromycin, Klabaks OD.

Поділитися з друзями: