скрыть меню

Коррекция дефицита магния у пациенток с различными формами предменструального синдрома препаратом Магвит В6

страницы: 44-50

П.Н. Веропотвелян, к.мед.н., заведующий отделением патологии репродуктивной функции человека Н.П. Веропотвелян, к.мед.н., главный врач; А.А. Бондаренко ОКУ Межобластной центр медицинской генетики и пренатальной диагностики, г. Кривой Рог Н.А. Сапрыкина, КУ «Городской родильный дом № 2», г. Кривой Рог
Untitled

Предменструальный синдром (ПМС) – весьма распространенная патология, в особенности его нейропсихическая форма. Это сложный симптомокомплекс нейропсихических, церебрально-сосудистых и нейрообменно-эндокринных нарушений. Как правило, симптомы ПМС появляются за 2-10 дней до менструации и исчезают сразу после ее начала либо в первые дни после окончания менструального кровотечения [1, 2]. Кроме термина «предменструальный синдром», в литературе встречаются также «синдром предменструального напряжения», «предменструальная болезнь», «циклический синдром» [1, 2, 3].

Частота ПМС зависит от нескольких факторов: возраста, эмоционального фона, сопутствующих заболеваний. Так, согласно данным литературы, в раннем репродуктивном возрасте ПМС встречается у 20% женщин, а после 30 лет – примерно у каждой второй [1, 2, 3]. Чаще ПМС наблюдается у лиц, занимающихся умственным трудом. Кроме того, эта патология часто обнаруживается у эмоционально лабильных пациенток астенического телосложения, с дефицитом массы тела. ПМС проявляется нервно-психической и вегетососудистой симптоматикой, обусловленной нарушениями гормонального, нейротрансмиттерного и электролитного баланса организма [1, 2, 3].

Факторы, способствующие возникновению ПМС, на данный период времени точно не установлены. Однако основная роль в его появлении отводится циклическим и гормональным нарушениям. Множество теорий развития ПМС поясняют возникновение этого заболевания гормональными нарушениями. Однако существуют и другие объяснения: водная интоксикация, психосоматические расстройства, аллергические реакции и др. Гормональная теория, предложенная еще в 1931 г. А. Франком, подтверждала, что ПМС развивается на фоне абсолютной или относительной гиперэстрогении и недостаточности секреции прогестерона. Как показывают проведенные исследования, ановуляция и недостаточность желтого тела при выраженной клинической симптоматике ПМС встречаются очень редко [2].

Согласно различным исследованиям, в последние годы важная роль в патогенезе ПМС отводится пролактину. Это обусловлено тем, что отмечается повышение чувствительности тканей-мишеней к этому гормону во второй фазе менструального цикла (МЦ).

Некоторые исследователи акцентируют внимание на роли простагландинов в патогенезе ПМС. Поскольку они являются универсальными тканевыми гормонами, которые синтезируются практически во всех органах и тканях, нарушение их образования может проявляться множеством различных симптомов. Простагландины ответственны также за возникновение различных вегетососудистых реакций. Кроме того, многие симптомы ПМС сходны с состоянием гиперпростагландинемии [3].

В настоящее время основная роль в патогенезе ПМС отводится нарушению обмена нейропептидов в ЦНС (опиоидов, серотонина, дофамина, норадреналина и др.), что в значительной степени определяет характер и глубину нейропсихических отклонений у пациенток с этим диагнозом.

Ряд авторов (de Monico S.O. et al., 1994; Манухин И.Б. и соавт., 2005; Сметник В.П., Тумилович Л.Г., 2005) отмечают, что в большинстве случаев встречаются расстройства, обусловленные различными вариантами сочетания причинных факторов, поэтому можно говорить лишь о преобладании симптоматики, характерной для того или иного гормонального дисбаланса [2, 3, 4, 5]. Определены два основных критерия диагностики ПМС. Первый критерий представлен Американской ассоциацией психиатров, определившей признаки, на основании которых данный синдром классифицируют как дисфорические расстройства лютеиновой фазы (Late luteal phase dysphoric disorder, LLPDD) [5, 6, 7], поскольку симптомы заболевания проявляются в последнюю неделю этой фазы.

Согласно установкам Американского национального института психического здоровья, второй критерий диагностики ПМС заключается в подтверждении усугубления тяжести течения симптомов на протяжении 5 дней перед менструациями примерно на 30% по сравнению с последующими 5 днями [5, 6, 7, 8].

Психогенная форма чаще объясняется чувством тревоги, страха болезненных менструаций у пациенток с ПМС, которые в свою очередь вызывают ответную реакцию организма. Данная форма ПМС чаще всего развивается именно у лиц, акцентуированных по истероидному или сенситивному типу. Недостаточность магния и витамина В6 у пациенток с ПМС существенно влияет на его развитие. Магний – необходимый элемент для нашего организма (в среднем 17 ммоль/кг массы тела). Приблизительно 99% от общего количества магния находится в клетках. Абсорбция магния происходит избирательно, на уровне слизистой оболочки тонкой кишки, и составляет 40-50% от общего количества магния, поступившего в организм.

Во вторую фазу МЦ у здоровых пациенток уровень магния в эритроцитах выше, чем в первую. В то же время у женщин с ПМС содержание эритроцитарного магния наоборот снижается за несколько дней до менструации [9]. При спазмогенной форме ПМС, боль при которой возникает в результате спазма гладкой мускулатуры матки, в случае дефицита магния в организме снижается синтез простагландина Е1. Антиспастическая роль магния отмечена во множестве публикаций [9, 10].

Магний участвует в процессах синтеза и деградации многочисленных нейромедиаторов, катехоламинов (норадреналина), ацетилхолина, глицина [11], нейропептидов головного мозга. Как указывают О.А. Громова и соавт. [12], наряду с другими микроэлементами (цинк, медь и т.д.) магний принимает участие в формировании пространственной конфигурации и внутримолекулярной стабилизации эндорфинов, лей- и метэнкефалинов и рилизинг-факторов, дисбаланс которых в организме определяет нейропсихические, болевые, отечные проявления ПМС.

По данным ряда авторов [12, 13, 14], препараты магния стимулируют энергетический обмен, обладают нейроседативными и нейропротекторными свойствами, что также может быть использовано для лечения нейропсихических проявлений. Недостаток уровня магния частично определяет такие типичные для ПМС симптомы, как головная боль по типу мигрени с тошнотой, рвотой и поносами, отеки, приступы тахикардии, а также жалобы на зябкость, слабость и утомляемость в период менструации.

В данной статье мы решили еще раз акцентировать внимание практических врачей на том, что в клинической практике в зависимости от превалирования тех или иных симптомов выделяют четыре формы ПМС.

1. Нейропсихическая форма ПМС характеризуется наличием таких симптомов, как: эмоциональная лабильность, раздражительность, плаксивость, бессонница, агрессивность, слабость, быстрая утомляемость, обонятельные и слуховые галлюцинации, нарушения памяти и внимания, чувство страха, тоски, сексуальные нарушения, суицидальные мысли.

2. У пациенток с цефалгической формой ПМС преобладают: головная боль, раздражительность, тошнота, рвота, головокружение. Более чем у трети женщин с этой формой ПМС отмечается депрессия, боль в области сердца, потливость, онемение рук, нагрубание молочных желез, отеки при положительном диурезе.

3. Отечная форма ПМС отмечается превалированием в клинической картине следующих симптомов: нагрубание и болезненность молочных желез; отечность лица, голеней, пальцев рук; повышенная чувствительность к запахам; потливость, вздутие живота, раздражительность, слабость, зуд кожи. У большинства пациенток с ПМС во вторую фазу МЦ наблюдается задержка жидкости до 500-700 мл. У 20% женщин, несмотря на отечность лица, вздутие живота, диурез остается положительным.

4. Симптомы кризовой формы ПМС характеризуются как паническое состояние, при котором отмечаются такие жалобы, как сдавление за грудиной, появление страха смерти. Этот кризовый синдром проявляется тахикардией при неизменной ЭКГ, похолоданием и онемением конечностей, шаткой походкой; у некоторых пациенток отмечается незначительный подъем систолического давления на 10-20 мм рт. ст. Согласно данным литературы, некоторые исследователи утверждают, что эта форма ПМС по сути является симптомом психического заболевания, которое проявляется в дни, предшествующие менструации.

В.П. Сметник [2] отмечает, что вполне возможно взаимодействие яичниковых гормонов с нейротрансмиттерами, нейроэндокринными факторами, биоритмами, что в конечном итоге влияет на настроение, привычки и мышление. В своей публикации K.S. Kendler [15] подчеркивает роль наследственного фактора в каждом втором случае ПМС. Изучение близнецов показало, что остаются стабильными во времени и в основном наследуются такие проявления ПМС, как депрессия и тревога. Также установлено, что дочери, родившиеся от матерей с ПМС, чаще отмечали у себя ПМС, чем дочери от матерей без ПМС.

И.А. Агаджанян и соавт. [16] сообщают, что большое значение в понимании процессов взаимосвязи гормональной цикличности и баланса магния у пациенток имеет определение колебаний уровня этого микроэлемента в течение МЦ. Для лечения ПМС в настоящее время широко используется различная терапия с включением препаратов половых гормонов, аналгетиков, антиоксидантов, психотропных средств и др. Однако из-за наличия противопоказаний, побочных реакций, дороговизны этих препаратов, включая гормональные, данные виды терапии не всегда можно использовать.

В связи с этим понятен поиск других методов лечения. Таким весьма перспективным лекарственным средством является Магвит В6 со значительно большей экономической доступностью по сравнению с большинством аналогичных препаратов магния и витамина В6и особенно со множественными гормональными и психотропными средствами.

Целью настоящего исследования было изучение уровня магния в динамике – в фолликулярной и лютеиновой фазах МЦ – у пациенток с нейропсихической и цефалгической формой при ПМС и проведение лечения магнийдефицитных состояний при указанной патологии препаратом Магвит В6.

Материалы и методы исследования

Под нашим наблюдением находились 87 (63,5%) пациенток с дефицитом магния в крови, отобраных из 137 женщин, страдающих ПМС. Критериями включения были женщины репродуктивного возраста от 21 до 37 лет. Распределение на группы проводили в зависимости от формы патологии.

Первую группу составили 39 (44,8%) пациенток с нейропсихической формой ПМС. Во вторую группу вошли 48 (55,2%) женщин с цефалгической формой ПМС. Продолжительность заболевания у 87 пациенток колебалась от 9 мес до 13 лет.

Всем 87 пациенткам обязательно проводили комбинированную высокоразрешающую 2D/3D трансабдоминальную и трансвагинальную эхографию органов малого таза с помощью ультразвуковой системы экспертного класса Voluson 730 Pro (General Electriс, США). По показаниям проводили краниографию, реоэнцефалографию и магнитно-резонансную томографию.

Измерения содержания магния в сыворотке крови проводили в динамике в 1-й или 2-3-й день менструации, а также на 8-14-й и 19-23-й день МЦ. Содержание магния, гормонов (адренокортикотропного гормона, тиреотропного гормона, пролактина, лютеинизирующего [ЛГ] и фолликулостимулирующего [ФСГ] гормонов, эстрадиола, прогестерона) в сыворотке крови определяли на автоанализаторе IMMULATE (США).

С целью выявления роли наследственных факторов в возникновении ПМС применяли клинико-генеалогический метод исследования. Семейную предрасположенность к ПМС определяли по всем трем степеням родства. Цитогенетическое исследование проводили путем изучения культуры лимфоцитов периферической крови, приготовленной по стандартной методике с дифференциальной G- и C-окраской хромосом.

Препарат Магвит В6назначали за 5-7 дней до предстоящей менструации (в каждом отдельном случае индивидуально) и во время менструации по 2 таблетки 3 раза в день после еды в течение 10 дней; затем по 2 таблетки 2 раза в день в течение 10 дней и заканчивали данную терапию по 2 таблетки 1 раз в день в течение 10 дней. Общий курс составлял 30 дней, и проводили его на протяжении трех МЦ.

Препарат Магвит В6содержит терапевтические дозы: магния лактата дигидрата 470 мг (48 мг Mg++, или 3,94 мэкв, или 1,97 ммоль) и 5 мг пиридоксина гидрохлорида – витамина В6, который улучшает всасываемость магния из желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Пиридоксин также способствует транспортировке магния внутрь клетки, повышает проницаемость клеточной мембраны и фиксирует ионы магния внутри клетки, тем самым препятствуя возникновению гипомагнезиемии.

У семи (17,9%) пациенток с психогенной формой ПМС наблюдалось нарушение продукции серотонина. Несмотря на очевидную связь психоэмоциональных проявлений при ПМС с функционированием серотонической системы, соматические симптомы заболевания также могут быть связаны с действием этого нейротрансмиттера. Однако L.R. Squire (2003) [16] отмечает, что лишь 1% серотонина, содержащегося в организме человека, находится в ЦНС, а остальные 99% – в крови, ЖКТ, иммунокомпетентных клетках и др., где он регулирует различные физиологические функции, в т.ч. вазодилатацию [17], ретракцию сгустка [18], моторику ЖКТ [19], индуцирует сокращение миометрия [18].

В своей публикации E.W. Freeman [20] указывает, что антидепрессанты последних поколений обычно являются группой препаратов, назначаемых женщинам при преобладании нейропсихических симптомов ПМС. Эти препараты избирательно тормозят обратный нейрональный захват серотонина с высокой степенью селективности, мало влияя на захват норадреналина и дофамина и слабо действуя на холинергические рецепторы.

К отрицательным свойствам препаратов данной группы относятся: укорочение МЦ, сексуальная дисфункция, необходимость применения более надежных методов контрацепции во время проведения терапии [21]. Определение серотонина в сыворотке крови на 21-22-й день МЦ проводили натощак (методом жидкостной хроматографии с масс-спектральным детектором НР 1100 [производитель США, Agilent Techologies]). За 3 сут до взятия крови из локтевой вены из рациона пациентки исключали пищевые продукты, богатые серотонином (шоколад, бананы, цитрусы и др.).

Результаты исследования

При изучении социального статуса у 87 обследуемых женщин установлено, что наиболее многочисленной группой были служащие (49,7%), и образовательный уровень у них был весьма высоким. Так, 72,2% пациенток имели высшее образование, 26,5% – среднее и 1,3% – незаконченное среднее образование. Более половины (69,3%) пациенток проживали в полных семьях совместно с родителями и другими родственниками, у остальных семьи были неполными (мать и ребенок). Исследование данных, касающихся социальной и репродуктивной функций, показало, что 1,7% женщин вступали в первый брак до 18 лет, 36,3% – в 19-23 года, 39,7% – в 24-28 лет и 22,2% – с 29 до 37 лет; при этом 12,7% из них пребывали в гражданском браке.

У всех пациенток первой группы с нейропсихической формой ПМС отмечалось своевременное начало менструаций – 13-14 лет. В то же время у них чаще наблюдалась олигоменорея с постоянным ановуляторным циклом. Во второй группе у пяти (10,4%) из 48 женщин отмечалось позднее наступление менструации – с 16-17 лет.

Из 137 пациенток с ПМС у 87 (63,5%) обнаружен низкий уровень магния (03-04 ± 0,02 ммоль/л) в плазме крови. При этом необходимо акцентировать внимание на том, что в первые три дня менструации уровень магния был низким, к 14-15-му дню МЦ он также снижался по сравнению с уровнем магния в первые дни менструации. Пик снижения уровня магния отмечен на 19-22-й день МЦ.

Из всех 87 исследуемых бесплодие диагностировано у 33 (37,9%), самопроизвольные аборты отмечались у 12 (13,7%), у 6 (6,9%) женщин роды были преждевременными, у 42 пациенток – своевременными. Хронические заболевания имели место у 42 (48,2%) женщин, эрозия шейки матки – у 11 (12,6%), гипоплазия матки – у 21 (24,1%), миома матки – у 3 (3,4%), эндометриоз – у 4 (4,5%) и киста яичника – у 1 (1,1%) пациентки.

Из отобранных нами 87 женщин с ПМС и дефицитом магния, определяемом по показателям плазмы крови, 48 пациенток были с цефалгической формой ПМС. При этом в клинической картине превалировала вегетососудистая и неврологическая симптоматика: боль в нижних отделах живота – у 27 исследуемых, в т.ч. у девяти – нагрубание и болезненность молочных желез; головная боль по типу мигрени с тошнотой и рвотой – у 11, в сочетании с усиленным сердцебиением – у пяти, раздражительностью и повышенной чувствительностью к запахам – у шести, в т.ч. у одной женщины наблюдалась агрессивность.

Воздействие неблагоприятных факторов на развитие ПМС в этой группе характеризуется следующим образом. Так, стрессовые ситуации (производственные, семейные и переохлаждение) имели место в 34,7% случаев, сексуальные расстройства (диспареуния) – в 7,9%, переутомление во время работы с компьютером – в 37,7% и инфекционные заболевания – в 3,1% случаев.

У 39 пациенток с дефицитом магния в плазме крови с нейропсихической формой ПМС выявлена следующая симптоматика. Эмоциональная лабильность, апатия, депрессивное состояние отмечалось у одной пациентки; нарушение обоняния и слуховые галлюцинации – у одной; ослабление памяти, беспричинный смех – у одной; сексуальные нарушения – у шести; болевой синдром за 7 дней до менструации и в первые 2 дня во время менструации – у 18; головокружение, нарушение аппетита, чувство страха и тоски, нагрубание молочных желез – у 11; одна пациентка страдала бессонницей и в вечерние часы была агрессивной.

В этой группе возникновению ПМС предшествовало воздействие различных этиологических факторов: стрессовых, производственных (в т.ч. переохлаждение, перегревание в 33,7% случаев), семейно-бытовых (сексуальная неудовлетворенность – вынужденная мастурбация в 6,9% случаев). Кроме того, у 21,9% лиц отмечалось переутомление, связанное с работой на компьютере, и у 2,1% – выявлены инфекционные заболевания.

У семи из девяти женщин с мастодинией и цефалгической формой ПМС и у шести из 11 – с жалобами на нагрубание молочных желез и нейропсихической формой ПМС обнаружено многократное повышение уровня пролактина. Возможно, выявленный дисбаланс концентрации в сыворотке крови половых гормонов (эстрадиола и прогестерона) и повышение экскреции пролактина у этих пациенток привели к дисгормональной гиперплазии молочных желез.

У 13 пациенток с гиперпролактинемией изучение функции щитовидной железы проводили комплексно. При исследовании экскреции гормонов щитовидной железы (тироксин [тетрайодтиронин], трийодтиронин, свободный тироксин, свободный трийодтиронин, тиреотропный гормон) у девяти женщин выявлена гипофункция щитовидной железы. Согласно данным литературы, невозможно сделать определенное заключение о влиянии пролактина на развитие мастопатии, однако в то же время известно, что гипофункция щитовидной железы повышает риск возникновения дисгормональной гиперплазии в 3,8 раза.

Результаты исследования количества кортикостероидов и их фракций в суточной моче у пяти из 13 женщин показали умеренное повышение содержания 17-кетостероидов и 17-оксикортикостероидов с фракциями, особенно дегидроэпиандростерона, и высокое содержание пролактина в плазме крови, свидетельствующие о возможных нарушениях гипоталамо-гипофизарно-яичниково-надпочечниковой системы по типу дисхронизации. Для пациенток с цефалгической формой ПМС характерно повышение уровня пролактина и возникновение эссенциальной гипертензии.

Повышенный уровень пролактина свидетельствует о снижении центральной дофаминергической активности, контролирующей показатели АД. Следовательно, у пациенток с ПМС с цефалгической формой на реоэнцефалографии указывалась платообразная вершина реоэнцефалографической волны, смещение дикротического зубца к вершине, что является следствием блокирования активирующих систем ствола мозга и усиления деятельности таламокортикальных синхронизирующих систем при снижении кортикофугальных влияний. Следует отметить, что результаты наших исследований согласуются с данными других авторов [1, 2].

У 26 (29,8%) из 87 женщин с ПМС были выявлены различные хронические заболевания ЖКТ. Этот факт заслуживает внимания, поскольку длительное нарушение процессов всасывания микроэлементов на фоне повышенной/пониженной кислотности желудочного сока и дефицита сапрофитной флоры кишечника может быть дополнительным фактором развития магнийдефицитного состояния с различными клиническими проявлениями [12].

У 17 из 48 пациенток с цефалгической формой ПМС уровень серотонина составлял 0,35 ± 0,07 мкмоль/л, а у здоровых женщин – 0,85 ± 0,14 мкмоль/л (р < 0,01). Этим 17 пациенткам с ПМС наряду с лечением препаратом Магвит В6в течение трех МЦ назначали препарат Джаз (компания Байер Шеринг, Германия), 1 таблетка которого содержит 0,02 мг этинилэстрадиола (в форме бетадекс клатрата) и 3 мг дроспиренона.

По данным J.J. Mann [21], K.M. Wyatt et al. [22], изменение серотонинзависимой передачи импульсов в головном мозге приводит к ухудшению настроения, возникновению раздражительности, повышенному потреблению пищи, богатой углеводами, т.е. появлению эмоциональных и поведенческих симптомов, характерных для ПМС.

УЗИ органов малого таза проводили в динамике комбинированным методом (трансабдоминально и трансвагинально) пациенткам первой и второй групп (высокоразрешающая эхография, конвексные датчики 2-5 МГц, 5-9 МГц). У двух женщин первой группы и у трех – второй установлено незначительное увеличение яичников от 6 до 9 см с наличием фолликулярных кист диаметром 3,5-8,2 см, а также диагностировано увеличение стромальной эхоплотности.

При гистероскопии с последующим гистологическим исследованием полученного материала у женщин обнаружены гиперпластические процессы эндометрия, в большинстве случаев – железисто-кистозная гиперплазия.

При изучении глазного дна и полей зрения у трех из девяти женщин с цефалгической формой ПМС и у двух из 11 – с нейропсихической, страдающих гиперпролактинемией, отмечалась слабая близорукость обоих глаз. При цитогенетическом исследовании у двух женщин в первой группе выявлена хромосомная аномалия – 45,Х/46,ХХ-2 и в двух случаях во второй группе обнаружен вариант хромосомного полиморфизма – кариотип 46,ХХ,21S++.

При бимануальном обследовании у двух пациенток первой и у трех второй группы с подозрением на эндометриоз проведены все современные методы исследования: эхография, лапароскопия с биопсией, молекулярно-генетическая диагностика – выявление мутаций в генах ІІ фазы детоксикации (GSTMI, GSTTI, GSTPI); диагноз «эндометриоз» не подтвердился.

При анализе результатов лечения магниевого дефицита отмечалась положительная динамика течения ПМС. Обращает на себя внимание идентичность жалоб, характерных как для ПМС, так и для дефицита магния (эмоциональная лабильность, зябкость, утомляемость, головная боль, страхи, брадикардия, повышение АД и др.). Аналогичные данные были установлены и другими авторами [12].

Так, после окончания лечения через 60-65 дней 64 (73,5%) пациентки не предъявляли жалоб на боль в нижних отделах живота и на вышеуказанные симптомы за 5-6 дней до менструации и во время нее. Выявлено также достоверное повышение содержания серотонина с 0,33 мкмоль/л до лечения до 1,37 мкмоль/л после проведенной терапии препаратами Магвит В6и Джаз. Все пациентки отмечали уменьшение нагрубания и болезненности молочных желез, а также других симптомов. Необходимо отметить, что показатели крови находились в пределах референтных величин.

Итоги проведенной терапии препаратом Магвит В6 через 90 дней свидетельствуют о наличии стойкой ремиссии у 71 (81,6%) женщины. Неэффективность лечения этим препаратом отмечена у 16 (18,3%) лиц.

При лабораторном исследовании показателей нейроэндокринной системы у 66 (75,8%) пациенток выявлено достоверное снижение содержания ФСГ, что вызвало повышение индекса ЛГ/ФСГ до нижних границ возрастных физиологических колебаний. Отмечалась также тенденция к нормализации показателей адренокортикотропного и тиреотропного гормонов. Следовательно, выявленные изменения гормонального статуса у женщин на фоне приема препарата Магвит В6подтверждаются не только клинически, но и лабораторно. У пациенток с ПМС имеются патологические колебания уровня магния в плазме крови в течение МЦ с усилением проявления дефицита этого элемента во вторую его фазу и непосредственно во время менструаций. Данные наших исследований согласуются и с результатами исследований других авторов [12].

Необходимо отметить, что уровень магния в организме относится к одной из наиболее важных констант, определяющих здоровье женщины [12]. Таким образом, исходя из патогенетических позиций, собственных исследований и проведенного обзора литературы, рекомендуется широкое использование препарата Магвит В6 в лечении пациенток с нейропсихической и цефалгической формами ПМС для коррекции дефицита магния и стойкой ремиссии заболевания.

Литература

1. Татарчук Т.Ф. Эндокринная гинекология (клинические очерки). Ч.1. / Татарчук Т.Ф., Сольский Я.П. – К., 2003. – С. 111-146.
2. Сметник В.П. Неоперативная гинекология / Сметник В.П., Тумилович Л.Г. – М., 2005. – С. 347-363.
3. Манухин И.Б. Клинические лекции по гинекологической эндокринологии / Манухин И.Б., Тумилович Л.Г., Геворкян М.А. – М., 2005. – С. 174-182.
4. Боброва С.В. Предменструальный синдром, новые подходы к терапевтической тактике и эффективной профилактике / Боброва С.В. // Российский вестник акушера и гинеколога. – Т. 6. – С. 44-49.
5. De Monico S.O., Brown C.S., Ling F.W. // Current opinion in Obstet and Gyn. –1994, 6; 6; 499-502.
6. Avis N.E., Brombilla D., Mc. Kiwlay S.M., Vass K.A. // Ann Epidemiol. – 1994: 5; 3; 214-220.
7. Tatarchuk T.F., Solsky J.P., Shevchuk T.V., Bogryagova O.I. // Cur Opin Obstet Gyn. – 1994; 6; 6; 269-270.
8. Мартарона Дж. Предменструальный синдром / Мартарона Дж., Морган М., Фраф У. – СПб.: ИК Комплект, 1998. – 415 с.
9. Sciferi A. et al. IbI. // Gynak. – 1989. – Vol. 111, № 11. – Р. 755-760.
10. Спасов А.А. Магний в медицинской практике / Спасов А.А. – Волгоград, 2000.
11. Arnez J.G., Dock-Bregeon A.C., Moras D. // J molec. Biol. – 1999. – Vol. 286, № 5. – P. 1449-1459.
12. Громова О.А. Коррекция дефицита магния у женщин с предменструальным синдромом / Громова О.А., Бухарина Е.В., Галицкая С.А. и др. // Акушерство и гинекология. – 2003. – № 3. – С. 50-52.
13. Wang T.J., Mort E.A., Nordberg P. et al. // Arch. intern. Med. – 2002. – Vol. 162, № 16. – P. 1885-1890.
14. Zarbos V.C., Kakurin V.J., Kurnetsov N.A., Varullin V.L. // Acta Astronaut. – 2002. – Vol. 50, № 12. – Р. 765-774.
15. Kendler K.S., Karkowski L.M., Corey L.A. et al. // Am J Psychiatry. – 1988. – Vol. 155 (9). – P. 1234-1240.
16. Squire L.R. Fundamental Neuroscience. 2-nd Ed. / Squire L.R. – Sаn Dieqo, 2003.
17. Linden A.S. Cardiovascular response to exogenous serotonin in healthy calves / Linden A.S., Desmecht D.J., Amory H. et al. // Clin. Obstetr. Gynecol. – 2001. – Vol. 44. – P. 112-128.
18. Dale G.L. Batoretal Stimulated Platelets use serotonin to enhance their retention of procoaqulant proteins on the cell surface / Dale G.L., Frise J.J. // Nature. – 2002. – Vol. 415. – P. 175-179.
19. Crowell M.D. Enterochromaflin cells and – 5 HT signaling in the pathophysiоlogy of disordes of gastrointestinal function / Crowell M.D., Shetzline M.A., Moses P.L. // Curr Opin. invest. Drugs. – 2004. – Vol. 5, № 5. – Р. 55-60.
20. Freeman E.W. Effects of antidepressants on quality of life in Women with premenstrual disphoric disorder / Freeman E.W. // Pharma-coeconomics. – 2005. – Vol. 23, № 5. – Р. 433-444.
21. Mann J.J. Role of the serotoninergic system in the pathogenesis of major depression and suicidal behaviour / Mann J.J. // Neuropsychopharmacology. – 1999. – Vol. 21, Suppl. 2. – P. 99S-105S.
22. Wyatt K.M. The effectiveness of GnRHa wich and wichout «add-back» therapy in treating premenstrual syndrome: a meta analysis / Wyatt K.M., Dimmock P.W., Ismail K.M. et al. // Br. J. Obstetr. Gynecol. – 2004. – Vol. 11, № 6. – Р. 585-593.

Статья публикуется при поддержке компании «ГлаксоСмитКляйн» MGVT/10/UA/04.11.2011/5532

Поделиться с друзьями: